Мои встречи

Продолжение эксклюзивного интервью НБН

Автор: Людмила Башкирова, НБН

В рамках «дела Гонгадзе», второе дело – по экс-министру МВД Юрию Кравченко – Печерский районный суд Киева отправил на дорасследование. А тем временем самостоятельное исследование этого и другого дела (в частности по «самоубийству» Кравченко) давно провел генерал-полковник милиции Михаил Корниенко – соратник Кравченко, бывший первый заместитель министра МВД, возглавлявший крымский и столичный главки милиции, а также ГУБОП МВД Украины (в бандитские 90-е).

-  Михаил Васильевич, Вы так хорошо знали Кравченко, что решили написать о нем книгу, да еще с таким громким названием «Утраченный шанс Украины»?

- Достаточно хорошо. В конце 80-х Юрий Федорович был назначен начальником отдела по борьбе с наркотиками Управления уголовного розыска МВД Украины. А я в то время был первым заместителем начальника милиции Донецкой области. Вот тогда я впервые увидел его – молодого и очень энергичного человека.

Юрий Кравченко приехал в Донецк с проверкой и вскоре сделал по нашей области разгромную справку. Тогда мы с ним спорили. Я доказывал, что это не так. Сейчас я понимаю, что тогда Кравченко видел немного больше чем мы – ведь он анализировал в масштабах всей Украины.

А в 1989 г. в Луганске мы с ним познакомились уже более серьезно – на одном из совещаний на тему внедрения опыта компьютерной дактилоскопии. Кравченко тогда был начальником УВД Кировоградской области.

В те времена Юрий Кравченко был неудобным для руководителей человеком – у него на все было свое мнение. Возможно, поэтому у него были непростые отношения с министром, с его первым заместителем. Кроме того, он был очень ищущим, принципиальным. И горячим. Мог вспылить, нагрубить, если подчиненные не до конца выполняли свою работу. Но он был чрезвычайно сильным и стойким человеком. А сильных людей, как правило, не очень любят.

Так случилось, что в 1994 г. Юрий Федорович ушел в Таможенный комитет и где-то через полгода вернулся уже министром внутренних дел Украины.

- После этого Вы получили новое назначение?


- Через несколько месяцев после возвращения Кравченко в МВД, он рекомендовал меня на должность заместителя министра – начальника Главного управления МВД в Крыму. Там тогда была очень тяжелая обстановка – пик активности организованных преступных группировок.

И то, что в то время произошел серьезный подъем в противоборствовании с организованной преступностью – заслуга Кравченко. И тогдашнего президента страны Леонида Кучмы. Что бы ни говорили плохого, ни об одном, ни о другом – это мало соответствует действительности. Ведь многие забывают о положительных вещах, которые сделали эти люди.

В частности, летом 1994 г. при Кучме был принят Закон «О превентивных мерах задержания». Это существенно упростило порядок задержания лиц, которые входили в преступные группировки. Этот законодательный акт, безусловно, был далек от норм Международной конвенции по правам человека. Но он был вынужденной, экстраординарной мерой и сыграл важную роль в обуздании разгула ОПГ.

Приблизительно с 1996 г. в нашей стране началось правомерное наступление на криминалитет, и организованная преступность пошла на убыль. Если сравнивать цифры,  что было в начале 90-х и что стало в начале 2000-х – то это как небо и земля.

- Позвольте небольшое уточнение: организованные преступные группировки при Кучме зародились и расцвели, и при нем же стали уходить на убыль.

- Нет. Зарождение ОПГ связано с именем Михаила Горбачева, когда он попытался внести капиталистические начала в социалистическую экономику. А вместе с этим надо было проводить реформы и менять режим. Но ничего не менялось, а был только пустой треп.

Преступные группировки зародились, когда было разрешено свободное предпринимательство. Милиции, прокуратуре, КГБ несколько лет не давали заниматься кооператорами. А туда ринулось все жулье. Вот это бурное развитие коммерции, бесконтрольное, свободное предпринимательство привело к созданию жульнических структур и зарождению ОПГ. Ведь было где заниматься рэкетом!

Поэтому ОПГ – явление объективное, которое неправильно связывать с государственными деятелями, и их появление тем более нельзя связывать с Кучмой. Государственные деятели принимают решения, которые могут приводить к чему-то. А другие от этого начинают страдать. Но Кучма был тем президентом, который делал серьезные системные усилия, чтобы это все преодолеть. И при нем тот же Кравченко, та же Генпрокуратура, та же Служба безопасности, объединившись, положили начало обузданию ОПГ. Хотя было невероятно сложно.

- Какой была милиция при Кравченко, что происходило в МВД, когда его «ушли» с должности министра, и почему он, на Ваш взгляд, «утраченный шанс Украины»?

- Когда Кравченко был освобожден от должности министра, в МВД некоторое время царила обстановка серьезного напряжения. Ведь мы шесть лет работали под его началом. Все знали стиль руководства Юрия Федоровича – авторитарно-интеллектуальный. Он требовал, чтобы все оперативные разработки проводились с умом, на интеллектуальном уровне. Под его руководством были сделаны серьезные подвижки по внедрению аналитического подхода к деятельности милиции. Юрия Кравченко можно было сравнивать с Николаем Щелоковым.

(Герой Социалистического Труда генерал армии Николай Анисимович Щелоков в 1968—1982 г.г. был министром внутренних дел СССР. В 1982 г., после смерти Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева, был освобождён с поста министра в связи с расследованием по поводу коррупции. В 1984 г. его лишили звания генерала армии, всех государственных наград, кроме боевых, и звания Героя Социалистического Труда. 7 декабря этого же года Щелокова исключили из партии. Через шесть дней после этого он застрелился из охотничьего ружья.

Через 27 лет после его смерти, в мае 2011 г., в Днепропетровске у здания главного управления МВД области в честь Щелокова открыт памятный знак. Решением Днепропетровского горисполкома сквер, где установлен этот знак, назван именем Щелокова – АВТ.).


К слову, недавно у меня был автор книги о Щелокове – Максим Брежнев. Сказал, что прочел книгу о Кравченко и что хочет провести параллель между Щелоковым и Кравченко. Поэтому для своей книги он взял частичку из нашей.

Ведь Щелокова также в свое время втоптали в грязь, хотя он сделал для милиции столько, сколько не сделал никто другой. Он поднял милицию до уровня полиции развитых государств. Это был достаточно высокий уровень. А после него милицию начали охаивать. А ведь в работе милиции больше позитивного. Кто защищает наше общество, как не милиция?

При Щелокове все было на другом, должном, уровне. Я работал при нем и знаю, насколько жестко подходили к воспитанию работников милиции и контролю за их работой. Существовали четкие нормы, как должны себя вести милиционеры по отношению к гражданам. Кстати, наша милиция, к сожалению, далека от уровня советской.

А Кравченко стремился создать милицию нового, европейского образца. Он создал стройную систему учебных заведений, обучение в магистратуре. Другое дело, что потом все было развалено. Особенно в период с 2005 г. Наверное, если бы не дело Гонгадзе, мы бы увидели милицию другого образца. И другое государство. А так прошли годы, потраченные государственными деятелями и руководителями правоохранительных структур на то, чтобы отбеливаться.

- Вы с ностальгией вспоминаете советскую милицию, времена при Кравченко. Вы с ним дружили? Кравченко открывал Вам свою душу?

- У Кравченко, откровенно говоря, в МВД не было друзей. Юрий Федорович был человеком эгоцентрического плана. У него были друзья, но что касается друзей по службе, то таких не было. В том понимании, которое мы вкладываем в это слово.

По службе у него были подчиненные, которых он по каким-то причинам выделял среди других. И были такие, которых он относил к средним. Но если он видел, что человек с червоточиной, то прямо ему об этом говорил.

Кравченко был человеком бескомпромиссным. От чего часто и я страдал. У него был авторитарный стиль. Понятно, что он не мог быть всегда прав, но не было таких людей, которые бы могли ему прямо об этом сказать.

- И у вас как одного из близких соратников Кравченко нет сомнения в том, что он мог дать приказ убить Гонгадзе? Вы ведь сами говорите, что экс-министр не мог быть всегда прав и что у него был авторитарный стиль...

- У меня сомнений в этом нет. Не мог.

Человека нет в живых, поэтому используют этот момент, чтобы все сбросить на него. В нашей книге представлены 47 человек, которые дают интервью. До двух десятков людей, которые знают об этом деле. Многие из них занимались этим делом. И все об этом сказали. Мы провели свое расследование.

- Вы рассказывали об интригах в МВД. При Кравченко они продолжались?

- Нет, он их пресекал. Были люди, которых он приближал, а потом разочаровывался. Но я не буду о них говорить.

- Когда возникло «дело Гонгадзе»,  делился ли Кравченко с Вами своими мыслями? Как с подчиненным, которого он выделял?

- Я не скажу, что у нас были откровенные разговоры на эту тему. Но, когда я возглавил ГУБОП, он мне говорил, что надо найти возможность для поиска истины в этом деле. И я от него не слышал ни одного слова, или чтобы он давал понять, что он к этому делу каким-то образом причастен.

«Дело Гонгадзе» было в производстве Генпрокуратуры. Милиция тогда предоставила соответствующие документы в прокуратуру. Я не знаю, каким образом были уничтожены документы Пукачем. Не думаю, что Юрий Федорович давал ему приказ что-то уничтожать.

- Как вел себя и что думал Кравченко, когда Святослав Пискун заявил журналистам, что вызывает его на допрос?

- Не знаю. Люди, которые были с ним на последнем ужине, рассказывали (и об этом есть рассказ в книге), что Кравченко собирался идти на допрос. Вспоминали, что чувствовалось его беспокойство самим фактом допроса, да еще когда его вызвали таким образом – через СМИ. Но он был уверен в себе.

Конечно, недопустимо было вызывать его на допрос через телевидение. Надо было сообщить об этом письменно.

В книге есть воспоминание Александра Бандурки. Он рассказывает, что конкретные люди дали ему понять, что Кравченко нужно уехать из страны. На что Кравченко ответил, что из Украины выезжать не собирается.

Мы беседовали со всеми людьми – друзьями Кравченко, которые были с ним на последнем ужине. И все рассказали: Юрий Федорович вел себя ровно и растерянным не был. Он мог ожидать ареста. Но он этого не боялся. Поскольку понимал, что травля, которая началась против него, могла к этому привести.

- На Ваш взгляд, насколько оправданы разговоры, что убийство Гонгадзе произошло ради смены власти? Когда одна политическая сила сменяет другую?

- Безусловно, «дело Гонгадзе» имеет политическую окраску. И это самое страшное. А каждая политическая сила использует его в своих интересах. Поэтому говорить об объективности кого-то очень тяжело. Ведь в это дело задействовано, по меньшей мере, пять политических сил. И каждая старается ткнуть пальцем, кто из ее оппонентов виноват.

Но ставить точку в этом деле рано. И надо выслушать сторону близких Юрия Федоровича. Дать им реализовать те права, которые предусмотрены уголовным процессом.

- Тогда подытожьте, пожалуйста, результаты своего расследования и ответьте на два вопроса: почему умер Кравченко и кто заказал убийство Гонгадзе? И умер ли он вообще?

- На эти вопросы ответов мы не нашли. У нас не было процессуальных полномочий. Но расследование дела Кучмы, если оно будет расследовано объективно, даст ответы на многие вопросы.

Мы уже можем провести серьезную логическую нить между пленками, которые были обнародованы, и привязкой к убийству конкретных лиц. Понять, что все было не так просто. Во всяком случае, мы глубоко убеждены, что без спецслужб ни убийство Гонгадзе, ни убийство Кравченко, ни пленки Мельниченко – не появились бы.

© 2011 www.nbnews.com.ua

 

Реформа и реформаторы МВД СССР

Книга «Реформа и реформаторы МВД СССР» собрала истории удивительных людей, на плечи которых легла серьезнейшая и ответственейшая задача по реформированию системы МВД СССР в 1960-70х годах.

Как показало время, реформа, проведённая под руководством министра внутренних дел СССР Николая Щелокова, оказалась наиболее яркой и эффективной за всю историю ведомства. Именно в те годы были заложены многие принципы, лежащие в основе каждодневной работы сегодняшних правоохранительных органов.

Реформа МВД СССР это плод совместных усилий огромного коллектива союзного министерства: от министра, его ближайшего окружения, до тех, кто понял и поддержал кардинальную обновленческую политику на периферии, во всех звеньях МВД. Эти руководители не только поняли новые масштабные задачи, но и смогли организовать свои коллективы на их выполнение, вести целенаправленную борьбу с правонарушениями, за обеспечение общественного порядка. Проявляли решительность и смелость, постоянно искали новые перспективные методы работы, заботились о личном составе.

В тот период в МВД пришла блестящая плеяда руководителей из партийной среды, центральных органов комсомола. Пришли авторитетные милицейские руководители, прошедшие все ступени службы. К практической работе были привлечены специалисты, имеющие учёные степени кандидата или доктора наук. Большинство из них, как и сам министр, были участниками Великой Отечественной войны.

Подчеркнём, что реформирование союзного МВД было активно поддержано структурами гражданского общества. Ведь во многом именно от этого зависел успех реформы.

Характерной особенностью того периода явилась широкая общенародная поддержка, высокая активность граждан в оказании посильной помощи милиции в охране общественного порядка, раскрытии, расследовании преступлений, задержании опасных преступников.

Возрождение сегодня многих институтов взаимодействия органов правопорядка с гражданским обществом, укрепление связи с населением свидетельство использования бесценного опыта тех лет.

Как и прежде, одним из приоритетных направлений в наше время является кадровое укрепление МВД. Именно кадры, их подбор и расстановка на всех уровнях становятся главным и решающим фактором среди всех прочих в новых условиях работы.

Поэтому важно помнить о людях, которые заложили основы современной деятельности органов внутренних дел, сохранять и приумножать традиции старшего поколения!

Мы как бы стоим на плечах прошлых поколений, на плечах их опыта. Необходимо собирать его по крупицам, суметь выбрать зёрна мастерства, обобщить и вывести закономерности с тем, чтобы новое поколение, овладевая этим опытом, развивало и углубляло его в новых условиях.

Пусть государство наше изменилось с тех времён, однако российские полицейские делают одно дело с советскими милиционерами, и в биографиях наших героев заключено ценное знание.

Жизненные пути этих руководителей являются прекрасным ориентиром для каждого, кто готов посвятить свою жизнь служению Родине.