Мои встречи

В бытность Николая Анисимовича Щелокова Министром внутренних дел СССР я работал с 1966 года по 1980 год во ВНИИ МВД СССР (в том числе 10 лет в должности начальника отдела, занимавшегося проблемами исполнения уголовных наказаний), с 1980 года по 1982 год – в качестве заместителя начальника Московской высшей школы милиции МВД СССР.

Будучи секретарем парторганизации ВНИИ МВД, неоднократно избирался в состав Парткома Министерства. Это давало возможность быть в курсе тех процессов, которые происходили в системе МВД, а также в межличностных отношениях.

Я могу, не кривя душой, сказать, что Николай Анисимович пользовался колоссальным авторитетом у сотрудников органов внутренних дел, начиная от рядового милиционера, до заместителей министра. Высок его авторитет был и среди работников других правоохранительных органов. Бывая в командировках в составе различных комиссий вместе с работниками Верховного Суда СССР, Прокуратуры Союза ССР, последние откровенно завидовали нам, сотрудникам органов МВД, в том, что наш министр решает крупные государственные вопросы и в то же время много внимания уделяет работе с личным составом министерства, добивается значительных результатов в увеличении денежного содержания сотрудников, обеспечении их жильем, повышении уровня медицинского обслуживания, санаторно-курортного лечения, в расширении сети образовательных учреждений, отлаженной системы повышения квалификации сотрудников, обмене опытом работы и т.п.

Не редки были случаи, когда специалисты из этих органов по их просьбе переводились на работу в органы внутренних дел, по преимуществу в следственные аппараты. Так высок был авторитет органов внутренних дел.

Отмечу, у министерства внутренних дел было в то время, так сказать, второе крыло – система исполнения уголовных наказаний. В ней было задействовано около миллиона осужденных, да примерно столько же сотрудников органов внутренних дел, если считать вместе с вольнонаемными работниками. Подавляющая часть осужденных к лишению свободы (80- 85процентов) были заняты производительным трудом. По объему выпуска промышленной и сельскохозяйственной продукции министерство внутренних дел входило в число первых 5-6 общесоюзных министерств, таких как металлургии, угольной промышленности и др. Вот где в полном объеме применялся и прошлый опыт хозяйственной работы в Днепропетровске и в Молдавии и теоретические познания Н.А.Щелокова как доктора экономических наук.

Из всей многогранной деятельности Щелокова в сфере исполнения наказания я хочу привлечь внимание читателей к моментам, которые, на первый взгляд, никак не вяжутся с личностью министра внутренних дел, а именно связанных с его гуманистической направленностью не только по отношению к сотрудникам органов внутренних дел, но и к лицам, осужденным за различные преступления. Прежде всего, это  проявилось при создании Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик 1969 года и Исправительно-трудовых кодексов союзных республик 1970 - 1972 г.г., первоначальные проекты которых по поручению ЦК КПСС готовились в недрах МВД. Названные законы без всякого преувеличения были самыми гуманными по отношению к лицам, отбывающим наказания, по сравнению с законами, действовавшими в других странах. Естественно, что немалая роль в их создании принадлежала руководителю ведомства, где формировались основные идеи, закладываемые в новые создаваемые законы. К сожалению, тот гуманистический потенциал, который был заложен в названных законодательных актах, в последующие годы в значительной мере был растерян, а в последнее время, как мне кажется, вообще во многом ставится под сомнение. Чего стоит только мысль о камерном содержании осужденных к лишению свободы и отказе от перевоспитания их производительным трудом. Ничего кроме крайнего ожесточения этих людей от такой системы исполнения наказания ожидать не приходится. А по окончании срока наказания их все равно придется отпускать на свободу. Хотелось бы, чтобы нынешние «новаторы» задумались хотя бы о судьбе своих детей, которым придется жить в то время.

И после принятия Основ и республиканских кодексов об исполнении наказания по инициативе Н.А.Щелокова издавались законодательные акты, направленные на дальнейшую гуманизацию, как самих видов наказаний, так и порядка и условий их исполнения. Запомнилась работа над проектом Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1970 года «Об условном осуждении к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду», инициированным Н.А. Щелоковым. Для подготовки соответствующего проекта законодательного акта была образована комиссия из представителей Прокуратуры, Верховного Суда, Минюста и МВД СССР. МВД в комиссии было поручено представлять первому заместителю Главного управления исправительно-трудовых учреждений генералу Кузнецову Федору Трофимовичу и мне.

О Кузнецове Ф.Т. хочется сказать особо. Это влюбленный в порученное ему дело величайшей души человек. По образованию он историк, но по роду своей деятельности в совершенстве овладел знаниями отраслей права, относящихся к деятельности исправительно-трудовых учреждений, и к тому же обладал полемическим даром. Вот таких людей Щелоков умел привлекать к активной творческой работе на порученных участках.

По началу работы комиссии все ее члены, кроме представителей МВД, выполняя указания своих руководителей, были против издания такого указа. Говорилось о том, что не ясна юридическая природа  вводимого института; не ясно, что будет представлять собой условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду: новый вид наказания, условное осуждение к наказанию или условное освобождение от наказания и т.п. Но, благодаря твердой позиции Щелокова Н.А., поддержанной руководством отдела административных органов ЦК КПСС, в конце концов, комиссия одобрила проект, который стал потом законом. Реализация этого закона на практике привела к тому, что вместо лишения свободы 400-500 тысяч осужденных в течение года направлялись на различные виды работ, которые в народе стали называться «химией».

В 70-80 годы по инициативе Щелокова Н.А. был проведен ряд социально-правовых экспериментов, направленных на дальнейшую гуманизацию наказания. При этом эксперименты проводились в строгом соответствии с требованиями науки социологии и законодательства. Разрабатывались развернутые программы и инструментарии экспериментов. Издавались соответствующие Постановления Президиума Верховного Совета    СССР,    в    которых    предусматривались    нормы,    позволявшие    проводить экспериментальную проверку тех или иных законодательных новелл.

Так, были созданы колонии-поселения для лиц, осужденных за преступления, совершенные по неосторожности. До этого эти лица содержались вместе с осужденными за совершение умышленных преступлений, что приводило к негативным последствиям в плане достижения целей наказания, отрицательному влиянию опасных преступников на лиц, впервые осужденных за неумышленные преступления. Были созданы три экспериментальные колонии  в различных географических зонах, с различными климатическими условиями и видами производств: в Усть-Илимске Иркутской области, Полтаве и в Туркмении.

Наряду с представителями Главка мне было поручено осуществлять организационно-научное обеспечение эксперимента. Запомнилась беседа в Усть-Илимской колонии с осужденным, бывшим директором завода. Он был осужден на три года лишения свободы за то, что под колесами его машины погиб мальчик при следующих обстоятельствах. Он вел машину без превышения скорости по узкой улице города Хабаровска. В это время в одном из дворов дети играли в футбол. Мяч выскочил на улицу, мальчик, увлеченный игрой, бросился за мячом и попал под колеса машины. Осужденный в беседе со мной сказал: «Я даже не представляю себе как бы я сидел в закрытой колонии». Естественно, он вполне одобрительно отозвался об эксперименте. Осужденные в этой колонии привлекались к весьма квалифицированной и ответственной работе - закладке основания плотины Усть-Илимской ГЭС. Кстати, 96 % лиц, отбывавших наказание в экспериментальных колониях, были осуждены по статье 211 УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств). Результаты эксперимента легли в основу закона о раздельном содержании осужденных за умышленные преступления и за преступления, совершенные по неосторожности.

Очень много внимания Н.А. Щелоков уделял гуманизации наказания в отношении женщин и несовершеннолетних. В те годы к лишению свободы на срок до двух лет за совершение преступлений, не являющихся тяжкими, за год осуждалось 273-275 женщин, имеющих на иждивении детей в возрасте до 3 лет, либо беременных. Н.А. Щелоков неоднократно ставил вопрос перед законодательными и партийными органами о том, что таких женщин не должно быть в местах лишения свободы.

Остро стояла проблема о переводе из колоний для несовершеннолетних во
«взрослые» колонии лиц, достигших 18-ти летнего возраста. Перед таким переводом
многие осужденные старались «набрать очки», т.е. иметь как можно больше взысканий, чтобы в колонии для «взрослых» показать какие они «крутые». По инициативе Н.А.
Щелокова в Арзамазской колонии для несовершеннолетних проводился эксперимент по оставлению осужденных в этой колонии до окончания средней школы, но до возраста, не старше 20 лет. Эксперимент дал весьма положительные результаты. Горьковский
автозавод, в котором хронически не хватало рабочих рук, построил в колонии цех со всем оборудованием. Осужденные, оставленные в колонии до завершения обучения в школе, а также наиболее подготовленные к работе в цехе несовершеннолетние, включились в производственный цикл завода. Это создавало атмосферу заинтересованности осужденных в работе. С ними часто общались мастера и даже руководство завода, это имело большое воспитательное значение. Труд ребят оплачивался по установленным расценкам. На заработанные деньги они не только могли купить в ларьке продукты и необходимые товары, но и часть денег посылали родным или близким. До этого такого никогда не было. По освобождении из колонии завод брал на работу, в том числе и на основном конвейере, по существу уже подготовленных к участию в трудовом процессе работников. Нуждающимся предоставлялось общежитие. С новичками было организовано производственное обучение, а наиболее подготовленные могли поступить в техникум, организованный при заводе. Все это весьма положительно сказывалось на закреплении результатов исправления освобожденных из колонии и предупреждении с их стороны рецидивов новых преступлений. Результаты этого эксперимента также нашли отражение в законодательстве.

От МВД, руководимого Щелоковым, исходило много других инициатив, направленных  на гуманизацию исполнения наказания в отношении осужденных. В то же время принимался ряд мер по укреплению режима содержания осужденных. В совокупности принимаемые меры по повышению уровня воспитательной работы и укреплению режима содержания осужденных позволили в 70-х-первой половине 80-х годов не допустить организации преступных группировок осужденных в местах лишения свободы, о чем сейчас можно только мечтать.

Не только в системе исправительных учреждений, но и по другим направлениям деятельности Министерства внутренних дел, а возможно, особенно милиции и следствия, широко использовались данные науки, расширялась сеть научно-исследовательских подразделений и высших учебных заведений. В момент моего перехода на работу во ВНИИ МВД СССР в декабре 1965 года я был 11-м кандидатом наук. Незадолго до этого было принято на работу 3 или 4 кандидата наук. Таким образом, до середины 1965 года в институте криминалистики, как он тогда именовался, работало 6-7 научных сотрудников, имеющих ученую степень. А в одном только 1973 г. в ученом совете ВНИИ 13 человек защитили кандидатские диссертации, из них большинство были сотрудниками института. Начальником института в то время был известный ученый доктор юридических наук генерал-майор милиции Солопанов Юлиан Владимирович. После того как он был переведен на должность начальника вновь открывшейся Московской высшей школы милиции в 1975 году, институт возглавил доктор юридических наук Бородин Станислав Владимирович, работавший в этой должности до 1979 г., когда он был назначен на должность начальника Академии МВД СССР, а институт возглавил работавший до этого начальником Главного управления уголовного розыска МВД СССР лауреат государственной премии доктор юридических наук, Карпец Игорь Иванович. Все названные руководители института широко известны не только среди сотрудников органов внутренних дел, но и в стране в целом. При Щелокове Н.А. в системе Министерства было открыто 17 высших учебных заведений. Количество докторов и кандидатов юридических наук было сопоставимо с количеством таких специалистов, работавших в системе вузов Министерства высшего образования СССР.

В заключении приведу два примера, характеризующих отношение Щелокова Н.А. к людям.

Первый. Когда В.В. Найденов за то, что «замахнулся» на первого секретаря Краснодарского обкома партии С.Ф. Медунова, был снят с должности заместителя Прокурора СССР, Щелоков Н.А. назначил его начальником заочного факультета Академии МВД, который размещался в центре Москвы по Мало-Ивановскому переулку, в доме № 2. Поскольку годы его работы в прокуратуре были зачтены в выслугу лет службы в органах внутренних дел, ему было присвоено звание полковника, его денежное содержание значительно превышало заработную плату по прежнему месту работы.

Второй пример. Власти Кунцевского района г. Москвы долго не выделяли земельный участок под строительство дома для сотрудников Министерства. Министр распорядился перевести 9-е отделение милиции, действовавшее в этом районе, в другое помещение, а по договоренности с местной властью, земельный участок, который занимало помещение отделения милиции, был отдан под строительство комфортабельного по тем временам жилого дома. Мне особенно приятно вспомнить об этом, т.к. я с семьей по сей день проживаю в этом доме.

                                                                       Журавлев Михаил Петрович,

доктор юридических наук,

профессор, Заслуженный

юрист РФ, Заслуженный работник МВД.


 

Реформа и реформаторы МВД СССР

Книга «Реформа и реформаторы МВД СССР» собрала истории удивительных людей, на плечи которых легла серьезнейшая и ответственейшая задача по реформированию системы МВД СССР в 1960-70х годах.

Как показало время, реформа, проведённая под руководством министра внутренних дел СССР Николая Щелокова, оказалась наиболее яркой и эффективной за всю историю ведомства. Именно в те годы были заложены многие принципы, лежащие в основе каждодневной работы сегодняшних правоохранительных органов.

Реформа МВД СССР это плод совместных усилий огромного коллектива союзного министерства: от министра, его ближайшего окружения, до тех, кто понял и поддержал кардинальную обновленческую политику на периферии, во всех звеньях МВД. Эти руководители не только поняли новые масштабные задачи, но и смогли организовать свои коллективы на их выполнение, вести целенаправленную борьбу с правонарушениями, за обеспечение общественного порядка. Проявляли решительность и смелость, постоянно искали новые перспективные методы работы, заботились о личном составе.

В тот период в МВД пришла блестящая плеяда руководителей из партийной среды, центральных органов комсомола. Пришли авторитетные милицейские руководители, прошедшие все ступени службы. К практической работе были привлечены специалисты, имеющие учёные степени кандидата или доктора наук. Большинство из них, как и сам министр, были участниками Великой Отечественной войны.

Подчеркнём, что реформирование союзного МВД было активно поддержано структурами гражданского общества. Ведь во многом именно от этого зависел успех реформы.

Характерной особенностью того периода явилась широкая общенародная поддержка, высокая активность граждан в оказании посильной помощи милиции в охране общественного порядка, раскрытии, расследовании преступлений, задержании опасных преступников.

Возрождение сегодня многих институтов взаимодействия органов правопорядка с гражданским обществом, укрепление связи с населением свидетельство использования бесценного опыта тех лет.

Как и прежде, одним из приоритетных направлений в наше время является кадровое укрепление МВД. Именно кадры, их подбор и расстановка на всех уровнях становятся главным и решающим фактором среди всех прочих в новых условиях работы.

Поэтому важно помнить о людях, которые заложили основы современной деятельности органов внутренних дел, сохранять и приумножать традиции старшего поколения!

Мы как бы стоим на плечах прошлых поколений, на плечах их опыта. Необходимо собирать его по крупицам, суметь выбрать зёрна мастерства, обобщить и вывести закономерности с тем, чтобы новое поколение, овладевая этим опытом, развивало и углубляло его в новых условиях.

Пусть государство наше изменилось с тех времён, однако российские полицейские делают одно дело с советскими милиционерами, и в биографиях наших героев заключено ценное знание.

Жизненные пути этих руководителей являются прекрасным ориентиром для каждого, кто готов посвятить свою жизнь служению Родине.