Мои встречи


После завершения учебы в Дагестанском сельскохозяйственном институте я был приглашен на преподавательскую работу. Мечты о дальнейшей деятельности были связаны с желанием вывести новую породу скороспелых овец с высоким настригом шерсти. Однако судьба распорядилась иначе. Выполняя призыв ЦК КПСС – «..специалистов народного хозяйства на службу в правоохранительные органы», Дагестанский обком ВЛКСМ рекомендовал меня на должность оперуполномоченного ОБХСС МООП ДАССР (1963г.)

Вскоре возникло уголовное дело по факту  задержания в Республике Дагестан партии промышленного золота в песке и самородках. В то время в промышленном золоте, ломе, монетах царской чеканки нуждались и зубопротезные мастера и народные умельцы из Кубачей, Унцукуля, Гоцатли, изготавливавшие предметы домашнего обихода, парадного холодного оружия и ювелирные изделия. Промышленность страны еще не обеспечивала растущие потребности населения в различного рода украшениях.

Само по себе редкое задержание более трех килограмм промышленного золота из Сусуманского района Магаданской области на Кавказе не только подтверждало наличие хищений в месте добычи, но и указывало на устойчивые каналы сбыта, что вызвало интерес у руководства МООП СССР.

Министр МООП ДАССР, комиссар милиции 3 ранга Разуванов Виктор Федорович, направил меня для сдачи золота в Пробирную Палату Минфина СССР и проведения экспертизы на предмет определения прииска, где оно было похищено.

Так, сопровождая изъятое золото, я впервые попал в кабинет Николая Анисимовича Щелокова в здании по адресу улица Огарёва, дом 6. На демонстрацию промышленного золота были приглашены заместители министра, начальник Управления БХСС МООП СССР Перевозник П.Ф., руководитель следственного аппарата.

Мне, как молодому оперу, впервые попавшему в круг руководителей высокого ранга, запомнились уверенность, уравновешенность и, вместе с тем, внимательность Николая Анисимовича к высказываниям и суждениям окружающих. Даже к моим попыткам пояснения ситуации он отнесся с вниманием и сдержанно, не перебивая. Вопросы формулировал кратко, без излишних рассуждений, но предметно.

Впоследствии неоднократно анализируя события первой встречи, я приходил к мысли, что по манере общения в Щелокове Н.А. просматривался истинный хозяин вверенного ему ведомства, призванный отыскивать и внедрять рациональные предложения. В подтверждение этих позиций добавлю воспоминания бывшего начальника УВД Тюменской области и министра внутренних дел Республики Дагестан генерал-майора милиции Юрия Алексеевича Рытикова. Свидетель нефтяных фонтанов и пожаров на новых месторождениях Уренгоя и Ханты-Мансийска красочно рассказывал, как Николай Анисимович, изучая обстановку в колониях и тюрьмах, неоднократно приглашал для приватных бесед начальников ИТУ и заместителей по оперативно-розыскной работе. Ставил одну из важных задач – как ликвидировать в тюрьмах и колониях деление осужденных на «масти»?

Следует признать, что к началу 80-х годов прошлого столетия в быту, а по сути – и в оперативно-розыскной практике не рассматривались проблемы воров в законе или деление на блатных и т.д. Даже в Грузии, где долгое время пытались сохранить эти понятия на нелегальном положении, наступило затишье. Не было коронований и прочих очевидных построений преступной иерархии.

Организованная преступность существовала всегда, но не всегда ее воспевали, как последние 30 лет, так же как и коррупцию. Те же воры-карманники объединялись в группы – где одни выбирали жертву, другие создавали толчею, третьи – изымали у жертвы бумажник или кошелек и «скидывали» его незаметному «гонцу», который скрывался с места происшествия. Мне представляется, что во времена Щелокова Н.А. организованную преступность более правильно именовали «профессиональная преступность». Просматривалась принадлежность к различным воровским профессиям – медвежатник, форточник, гоп-стоп, щипач и т.д. У каждой «профессии» формировались не только поведенческие привычки, но и система специфических жестов, сигналов, терминов. Тогда оперативный состав милиции изучал преступную терминологию, составлялись словари по «фене» - блатному разговору, принимались зачеты. Это помогало выявлять и разоблачать преступников-профессионалов. Боролись именно с профессионалами, пресекая их попытки создавать устойчивые группы и оказывать влияние на молодежь,

Однако борьба с профессиональной преступностью не мешала общению милиции с трудовым народом, который всемерно сотрудничал в интересах общества. Например, знаменитый фальшивомонетчик, водитель Кисловодского ГК КПСС Баранов В. был уличен и задержан благодаря бдительности простого гражданина, прежде, правда, ориентированного оперработниками. По своим чертежам Баранов заказывал детали печатного станка. Собрав его в своем гараже, начал готовить фальшивые 25-рублевые купюры одновременно нанося 6 цветов красок, чего не умела делать промышленность. Разоблачил его агроном совхоза «Унцукульскй» одноименного района Республики Дагестан, который продавал свои яблоки на рынке г.Пятигорска и обратил внимание на мужчину, пытавшегося разменять купюры. Н.А.Щелоков пригласил агронома Нурмагомедова в Москву, наградил почетной грамотой, а совместная фотография обошла все средства массовой информации.

Времена правления Н.А.Щелокова  можно вспоминать как период экспериментов и становления ведомства, уполномоченного государством дополнять существующую систему по воспитанию, обучению граждан страны. Раннее индивидуальное профилактирование, раскрытие и привлечение к административной или уголовной ответственности даже за малозначительные преступления, работа с преступником в исправительно-трудовых учреждениях, после условного освобождения - в спецкомендатурах, организация административного надзора – в совокупности создавали единый процесс перевоспитания личности. Однако все делалось после реального апробирования, оценки последствий избранных мер на полезность обществу.

Достаточно сказать, что по поводу введения резиновых палок вместо огнестрельного табельного оружия проводились собрания в трудовых коллективах, собирались и обобщались мнения. В трех крупных городах в течение двух лет применялись резиновые палки, и только после эксперимента они были взяты на вооружение органов внутренних дел.

В период правления Н.А.Щелокова МВД СССР вносило весомый вклад в ВВП страны. Система ИТУ не только валила лес, строила заводы, ГЭС и дороги. Большинство колоний имели договоры с заводами и выполняли для них сложные заказы. Каждый осужденный зарабатывал для страны и окупал свое содержание, не становился обузой для общества. Одновременно учился, приобретал специальность, по которой трудился после освобождения. Даже ограниченного в правах гражданина страны Советов не бросали не произвол. Обучали по школьной и средне-специальной программам, готовили к труду после освобождения.

Любые начинания и эксперименты требовали научного и системного подхода, логической последовательности реализации идей.

По инициативе Н.А.Щелокова в системе МВД СССР развивается сеть научно-исследовательских подразделений, учебных заведений, система профессиональной подготовки. Открылась, например, Горьковская высшая специальная школа милиции по подготовке оперативных работников БХСС. Уже работая зам.начальника отдела, я принял участие в трудоустройстве слушателей первого выпуска. Подготовленные обобщенные результаты и выводы докладывались Правительству: подобные предложения позволили развить идеологию гуманного подхода к гражданам страны, нарушающим нормы, определенные обществом. Были созданы службы профилактики; обобщения и внедрения передового опыта; исследования проблем управления; ЦНИЛ по экономико-правовым проблемам охраны социалистической собственности; система трудового воспитания условно осужденных или освобожденных (спецкомендатуры) и т.д.

Законность, научность, последовательность и принципиальность в борьбе с преступностью повсеместно сочеталась с участием общественности в решении служебных задач. Советы профилактики в трудовых коллективах, дружины, комитеты народного контроля, комсомольские оперативные отряды – успешно сотрудничали не только с участковыми инспекторами, но и с оперативными службами БХСС, УР, следственными подразделениями, ГАИ  др. Повсеместно было принято совместное несение службы нарядами милиции, усиленными представителями общественности.

Главной задачей было выявить и предупредить правонарушение на ранней стадии, чтобы не допустить более тяжкого преступления. Вот таким образом действительно формировалось высокое доверие населения, которое знало, что делает народная милиция и охотно помогало в обеспечении правопорядка.

Практика решения частных задач дала толчок новому взаимодействию не только внутриведомственных подразделений (УР, БЭП, ГАИ, ОВО, СО, Уч.инсп. и т.д.), но и специалистов различных ведомств, дружинников, контролирующих подразделении. Наиболее ярко это проявлялось в проведении комплексных межведомственных профилактических мероприятий, типа «Подросток», «Урожай», «Окот», «Стрижка», «Перегон», «Путина». Тысячи дружинников, внештатных сотрудников БХСС, УР, ГАИ, инспекций по качеству сельхозпродуктов и торговли, комсомольских протекторов и оперативных отрядов были задействованы в профилактически-предупредительных мероприятиях.

За время работы заместителем начальника ГР ОВД по оперативной работе, мне приходилось инструктировать комсомольские  оперативные группы, которые без участие оперативников, самостоятельно, проводили контрольные закупки, оформляли материалы  обсуждали их на товарищеских судах по месту работы провинившихся. Только после повторного нарушения подключался оперработник. Также комсомольцы помогали ИДН.,

Претворялся в реальную жизнь тезис «усиление доверия населения органам милиции». Таким образом решалась двуединая задача раннего предупреждения или пресечения преступлений и минимизация тяжести возможных последствий от их совершения.

Подобный подход помогал оперсоставу ближе знакомиться с хозяйственным процессом и вмешиваться в него путем внесения аналитических записок об условиях, способствующих совершению экономических и должностных преступлений.

В период работы в Дагестанском подразделении ЦНИЛ МВД СССР мне довелось участвовать в подготовке информационного сообщения в ЦК КПСС и Совет Министров СССР о причинах и  условиях, способствующих хищениям и злоупотреблениям на предприятиях различных ведомств. Руководил подготовкой начальник ЦНИЛ – опытный оперативник, один из ведущих теоретиков оперативно-розыскной деятельности – Григорий Карпович Синилов. Я готовил раздел по животноводству, заготовкам и переработке шерсти. Другие специалисты готовили информацию по зерну, цеховым делам местной и легкой промышленности и т.д.

Проект докладной записки отвезли Н.А.Щелокову. Через день документ вернулся  неподписанный, с приложением рукописи на двух страницах. Оказалось, что Николай Анисимович собственноручно, не нарушая избранного нами стиля, изложил проблемы виноградарства и переработки сахарной свеклы. Удивительно, но были приведены примеры и названы фигуранты реальных уголовных дел, о которых он, оказывается, знал на память. Полагаю, в этом примере отразились не только опыт партийно-хозяйственного деятеля, но и незаурядные аналитические способности.

Да, Щелоков Н.А. заботился об имидже МВД как самостоятельном и очень ответственном ведомстве, обеспечивающем безопасность граждан, общественного и личного имущества. В этих целях под его руководством создавались новые подразделения, помогавшие стабильно контролировать  управлять оперативной обстановкой в любом регионе; в период его правления повысилось материально-техническое оснащение органов внутренних дел; улучшилось материальное положение работников милиции. Стали платить за звание, ввели систему льгот по оплате социальных услуг, бесплатный проезд в общественном транспорте, повсеместно началось строительство ведомственных жилых домов для работников милиции.

Казалось бы, такой заботливый министр внутренних дел – он и о преступниках заботился, и личный состав милиции поддерживал всемерно. Почти демократ.

Однако это ложное представление о реальной требовательности Щелокова Н.А. к специалистам своего ведомства. Не смотря на выдержанность в общении, каждая Коллегия МВД СССР под его руководством проходила с большим напряжением, грозившим снятием с занимаемой должности или иным наказанием виновных в непрофессионализме и неисполнении своих обязанностей. Особо тяжкие преступления, связанные с покушениями на работников милиции, убийством граждан или разбойные нападения – брались на особый контроль руководителем Главков МВД СССР. На местах раскрытие тяжкие преступлений организовывали лично руководители МВ, УВД, ГОР ОВД. Если выявлялся серийный преступник – проводилось служебное расследование по поводу отсутствия своевременной постановки на оперативный учет, разработки и профилактирования.

В целом руководство и оперсостав ОВД  были нацелены на своевременное выявление (по линии БХСС) или своевременное раскрытие (по линии УР) совершенных на обслуживаемой территории преступлений. Раскрываемость была основным критерием оценки деятельности ОВД. И это справедливо! В этом был большой смысл – достижение профессионализма, соблюдение принципа наказуемости за совершенное правонарушение, доверие населения, которое убеждается в высоком профессионализме милиции, чувствует свою защищенность и не боится обращаться за помощью, рассчитывая на справедливое рассмотрение жалобы. Тогда отдаленные районы имели нередко абсолютные показатели раскрываемости.

Естественно, были и укрытия преступлений.

К моменту моего перехода на должность руководителя ГРО ВД с должности оперуполномоченного БХСС МВД была проведена сплошная проверка различных учетов о происшествиях (скорая помощь, пожарная часть и др.) с книгой учета происшествий (КУП), и выявленные факты послужили поводом для замены командного состава ОВД.

Были поставлены на учет незарегистрированные материалы и материалы, по которым ранее следовал преждевременный отказ в возбуждении уголовного дела. Среди них были и такие как кража кастрюли с борщом из летней кухни, пропажа полушубка, которым укрывали бочку с квашеной капустой, пропажа велосипеда, оставленного у калитки, пропажа поросенка и другие, по сегодняшним понятиям, малозначительные дела. Но заявления поступали, следовательно, их необходимо было правильно оформить и разрешить вопросы.

Отделению из 5 человек пришлось раскрыть 381 преступление по линии уголовного розыска. Из преступлений прошлых лет раскрыли два убийства трехлетней давности. Закрыть год удалось с общей раскрываемостью 97,3%. Тем не менее, на итоговой коллегии генерал-майор милиции Свистунов Виктор Семенович объяви мне «строгий выговор» за низкую раскрываемость. Опытный руководитель, участник Великой отечественной войны Виктор Семенович, видимо, опасался возможного повтора приписок результативности и впрок дал взыскание. К слову, этот выговор за 40 лет работы был единственным, и ни разу не сказался на последующих служебных характеристиках. Однако, систематически сдерживал от необдуманных шагов. Спустя годы я с гордостью могу рассказывать о высоком уровне требовательности к работникам милиции того периода.

К сожалению, в современных условиях как-то стесняются обозначить перед обществом реальное состояние с раскрываемостью преступлений, а все больше информируют о возрастающем доверии к полиции. При этом ежегодно половина уголовных дел остается без изобличения виновных и без возмещения ущерба потерпевшим.

Современный кинематограф, телевидение и другие средства массовой информации изобилуют реальной информацией криминального характера, сериалами, художественными фильмами о выдуманных событиях, связанных с неправомерными действиями «плохих» персонажей. Действия «правдолюба-героя» приводят к разоблачению предателей, коррупционеров разных мастей, это сопровождается сценами пыток, убийств и прочими «привлекательными» для зрителя сценами. Но это плохое искусство, насаждающее в обществе вражду, насилие, подлость.. Из разговоров с людьми, часто общавшимися с Щелоковым Н.А., я узнал, что он мечтал, чтобы хотя бы раз в месяц центральное телевидение давало информацию о милиционере – защитнике интересов граждан страны советов. Даже о работниках, погибших при исполнении служебных обязанностей, рисковавших жизнью, получивших государственную награду, сообщалось крайне редко. Щелоков Н.А. организовывал конкурсы за лучшее художественное произведение о заслуженных работниках милиции, о быте и делах простых тружеников правопорядка.

Порой мне кажется, что «характер» участкового Анискина из художественных фильмов «И снова Анискин», «Деревенский детектив» и автором повести В.Липатовым и актером М.Жаровым - списан с Щелокова Н.А. Без стрельбы, без погонь, целеустремленно и настойчиво, опираясь на психологические особенности  в отношениях с людьми,  участковый инспектор находил решение трудных задач. Словом и делом достигал он результатов в работе, за которую отвечал и которую был уполномочен выполнять. Конечно, масштабы деятельности и ответственности инспектора и министра несоизмеримы. Но стиль, уверенность, последовательность и жесткость, при соблюдении норм уважения к достоинству каждого гражданина, на мой взгляд, характерны для нашего министра внутренних дел, генерала армии Щелокова Н.А.. «Нашего» я пишу умышленно, потому что ни один министр до – и ни один министр после - не сделали для милиции и ее сотрудников столько, сколько сделал Щелоков Н.А. При нем в милиции было работать сложно, но весьма почетно и престижно.

Хорошо помню, что в те времена скрупулезно формировали костяк профессионалов в каждом районном, городском подразделении. Да, работа милиции трудная, порой связанная с противостоянием квалифицированным преступникам. Работать приходилось без соблюдения трудового законодательства по 10-12 часов в сутки. Но усилия был вознаграждены тем подъемом престижа милиции, который чувствовался в уважении сограждан.

Теперь о грустном. Разведывательные и контрразведывательные службы любого государства испытывают друг к другу если не вражду, то некоторое отчуждение, связанное с соперничеством в сборе различного рода информации – преимущественно компрометирующего характера. Так повелось и в России, где из политической жандармерии сформировалась служба КБ, а из полиции – милиция. У милиции всегда было больше забот, связанных с бытовыми проблемами населения – домашние ссоры, кражи, пьянство, прогулы работы, детские шалости и проступки и т.д. За решением многих вопросов этой  обывательской жизни стоял не очень заметный труд милиционера, как основного «инженера» правопорядка.

Более загадочным представлялся образ работника КГБ – преемника сурового ЧК, призванного сохранять тайны государства от негласного проникновения вражеских разведок. Однако вскоре их интересы стали касаться и деятельности МВД. На руководящие должности среднего звена стали внедряться ставленники КГБ. Причем были периоды продуктивного и положительного сотрудничества, но после 1983 г. отношения складывались не очень доброжелательные.

Моим первым начальником ОБХСС МОП ДАССР был участник ВОВ, орденоносец, контрразведчик Амин Омарович Курбанов. Великолепный оперативник, который в кратчайший срок мог разработать оперативную комбинацию и сбить с толку не только расхитителя, но и следователя, и работника прокуратуры. Его рабочие версии механизма совершения преступления были беспроигрышны. Другой начальник ОБХСС МВД ДАССР, пришедший с должности секретаря парткома КГБ ДАССР, Кадим Рамазанович Юсуфов, был замечательным юристом. Он окончил юрфак МГУ вместе с М.Горбачевым и отличался высочайшей скромностью и, я бы сказал, с жалостью относился к правонарушителям. Однако это не мешало ему исполнять обязанности честно и жестко.

Мне так кажется, что такие же уважаемые люди приходили из КГБ в МВД до 1983 года.

К власти пришел Ю.Андропов, о строгости и молчаливости которого в кулуарах говорили шепотом. Народ надеялся на новые трудовые подвиги ради ожидаемого благополучия детей.

В памяти моих сверстников запечатлелись попытки усилить трудовую дисциплину: в кинотеатрах и общественных банях проводились массовые проверки на законность нахождения днем не на рабочем месте. Затем разборки с зятем Генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева Л.И. – Ю.Чурбановым, а также тотальное давление на министра внутренних дел Щелокова Н.А. и возглавляемую им систему.

Я работал в то время на периферии и, считаю, что о личных взаимоотношениях Андропова и Щелокова должны говорить те, кто владеет реальной, проверенной информацией. Слухи же были разные. Поэтому высказываться я могу только о взаимоотношениях ведомств, специфику которых мы ощущали и в удалении от столицы.

С приходом Ю.Андропова в КГБ стали срочно формировать третьи отделы по оперативному обслуживанию органов внутренних дел.

Позволю себе отметить, что работники милиции и тогда и в настоящее время Родину не предавали. Да, работники милиции чаще других слоев населения сталкивались с негативом и подвергались риску быть втянутыми во взяточничество и мздоимство. Но в те времена была инспекция по личному составу, которая четко разбиралась как в служебных проступках, так и в квалификации преступлении. Сейчас есть служба собственной безопасности, которая больше внимания уделяет неуставным отношениям личного состава с населением, нежели предупреждает и пресекает попытки  опорочить или скомпрометировать работника, честно исполняющего свой долг.

Да, в то время не было огульного напора на все и вся, что связано с милицией. Все сознавали, что МВД – это опора государства. К тому времени многие выдвиженцы из КГБ уже убедились в сложности работы милиции и наверняка знали, что им без привыкших к нагрузкам работников ОВД не обойтись.

Тотальную чистку оперативных служб УР, БЭП устроил уже преемник Щелокова Н.А., воспитанник КГБ Федорчук В.В. Его знаменитый жест в отношении работников центрального аппарата ГУБЭП известен. Подойдя к карте СССР, он рукой махнул от Москвы в сторону Урала и молвил «Всех – за Урал». Кто поехал, а кто и ушел из службы или из МВД.

Фактически, Федорчук В.В. не только развалил элитные подразделения, но и лет на 30 назад отбросил содержание оперативно-розыскной работы, составляющей суть всей борьбы с преступностью. Попутно развалил науку, профилактику, систему управления. Но это было уже после ухода Щелокова Н.А. с поста министра. Это уже другая эпоха, связанная с крушением такого «монстра» как МВД. За истекшие годы от МВД отошли: система ГУН; паспортно-визовая служба; противопожарная служба.

Череда хаотических процессов под названием «перестройка», «реформирование системы МВД» кроме траты народных денег на смену названий или цвет формы – вряд ли помогут обеспечить раскрываемость без коренной перестройки политики, идеологии и психологии. Тогда мы вновь вернемся к феномену личности министра Щелокова Н.А., создавшему управляемую, многофункциональную систему, гарантировавшую безопасность населению и правопорядок в стране.


Корнилов Геннадий Александрович, Заслуженный юрист Республики Дагестан, Доктор юридических наук.

 

Реформа и реформаторы МВД СССР

Книга «Реформа и реформаторы МВД СССР» собрала истории удивительных людей, на плечи которых легла серьезнейшая и ответственейшая задача по реформированию системы МВД СССР в 1960-70х годах.

Как показало время, реформа, проведённая под руководством министра внутренних дел СССР Николая Щелокова, оказалась наиболее яркой и эффективной за всю историю ведомства. Именно в те годы были заложены многие принципы, лежащие в основе каждодневной работы сегодняшних правоохранительных органов.

Реформа МВД СССР это плод совместных усилий огромного коллектива союзного министерства: от министра, его ближайшего окружения, до тех, кто понял и поддержал кардинальную обновленческую политику на периферии, во всех звеньях МВД. Эти руководители не только поняли новые масштабные задачи, но и смогли организовать свои коллективы на их выполнение, вести целенаправленную борьбу с правонарушениями, за обеспечение общественного порядка. Проявляли решительность и смелость, постоянно искали новые перспективные методы работы, заботились о личном составе.

В тот период в МВД пришла блестящая плеяда руководителей из партийной среды, центральных органов комсомола. Пришли авторитетные милицейские руководители, прошедшие все ступени службы. К практической работе были привлечены специалисты, имеющие учёные степени кандидата или доктора наук. Большинство из них, как и сам министр, были участниками Великой Отечественной войны.

Подчеркнём, что реформирование союзного МВД было активно поддержано структурами гражданского общества. Ведь во многом именно от этого зависел успех реформы.

Характерной особенностью того периода явилась широкая общенародная поддержка, высокая активность граждан в оказании посильной помощи милиции в охране общественного порядка, раскрытии, расследовании преступлений, задержании опасных преступников.

Возрождение сегодня многих институтов взаимодействия органов правопорядка с гражданским обществом, укрепление связи с населением свидетельство использования бесценного опыта тех лет.

Как и прежде, одним из приоритетных направлений в наше время является кадровое укрепление МВД. Именно кадры, их подбор и расстановка на всех уровнях становятся главным и решающим фактором среди всех прочих в новых условиях работы.

Поэтому важно помнить о людях, которые заложили основы современной деятельности органов внутренних дел, сохранять и приумножать традиции старшего поколения!

Мы как бы стоим на плечах прошлых поколений, на плечах их опыта. Необходимо собирать его по крупицам, суметь выбрать зёрна мастерства, обобщить и вывести закономерности с тем, чтобы новое поколение, овладевая этим опытом, развивало и углубляло его в новых условиях.

Пусть государство наше изменилось с тех времён, однако российские полицейские делают одно дело с советскими милиционерами, и в биографиях наших героев заключено ценное знание.

Жизненные пути этих руководителей являются прекрасным ориентиром для каждого, кто готов посвятить свою жизнь служению Родине.