Мои встречи

Историческая правда состоит из молчания мертвых
Этьен Рей

В конце 2008 года, спустя четверть века после ухода из жизни министра внутренних дел СССР Николая Щелокова, в России была издана книга «Министр Щелоков», подробно исследующая все этапы создания МВД СССР.

Ее автор, заместитель генерального директора Русского биографического института, лауреат премии им. М. Ломоносова Максим Брежнев (однофамилец генсека Брежнева, не более. — Авт.) в беседе с журналистом «2000» подчеркнул: «Я провел много встреч не только с сослуживцами и соратниками министра, но и с его непримиримыми оппонентами, и все характеризовали его как нестандартного руководителя, блестящего организатора, прекрасного человека, сделавшего на посту министра больше, чем любой его предшественник».

В книге впервые публикуются уникальные документы и фотографии, позволяющие по-иному взглянуть на личности не только главного героя, но и генсека Брежнева и других высокопоставленных партийных функционеров, дано документальное изложение фабулы всех громких уголовных дел того периода.

«Конечно, идеализировать деятельность милиции при Щелокове нельзя, — говорит Максим Брежнев. — «Оборотни в погонах» были и при нем. Случались сокрытия преступлений, в том числе довольно изощренные. Но если такие факты становились достоянием прокуратуры или министерства внутренних дел, к виновным снисхождения не было».

Мало кто знает, что именно Щелоков в 70-е годы прошлого века взял под свою опеку гениального музыканта и дирижера Мстислава Ростроповича. У последнего на даче жил также опальный нобелевский лауреат Александр Солженицын с подачи... министра МВД, который просил приютить писателя.

Когда же глава КГБ Юрий Андропов подготовил указ Президиума Верховного Совета СССР «О выдворении Солженицына из пределов СССР и лишении его советского гражданства», Николай Анисимович занял иную позицию, изложенную и переданную лично Брежневу в записке «К вопросу о Солженицыне»: «...Во-первых, не следует препятствовать ему выехать за границу для получения Нобелевской премии. Во-вторых, ни в коем случае не стоит ставить вопрос о лишении его гражданства... Солженицыну срочно дать квартиру. Его нужно прописать, проявить к нему внимание. С ним должен поговорить кто-то из видных руководящих работников, чтобы снять с него весь тот горький осадок, который не могла не оставить организованная против него травля. Короче говоря, за Солженицына надо бороться, а не выбрасывать его. Бороться за Солженицына, а не против Солженицына».

Помогло это мало, хотя вопрос о высылке Солженицына был на время отложен.

Как показало время, реформирование органов внутренних дел, проведенное под руководством министра Щелокова, оказалось наиболее удачным, целесообразным и эффективным за всю историю этого ведомства.

«Дружба Щелокова с главой государства Леонидом Брежневым еще с довоенных времен, доверие и взаимопонимание, существовавшие между ними, — подчеркивает Максим Брежнев, — помогли сделать многое не просто для МВД, а для борьбы с преступностью и правонарушениями в целом».

Не случайно в конце 2007 г. в Стаханове Луганской области, откуда Николай Анисимович родом, торжественно открыли дом-музей Щелокова, одновременно переименовав одну из улиц города в его честь.

Сделано это было по инициативе и при непосредственном участии его земляка, возглавлявшего тогда УМВД Луганской обл., генерал-майора милиции Анатолия Науменко, начинавшего милицейскую карьеру при Щелокове.

«По приглашению Анатолия Вячеславовича мы с сыном Щелокова Игорем побывали в Стаханове, посетили дом-музей, пообщались с жителями, — говорит Максим Брежнев. — И убедились, что здесь бережно хранят память о бывшем министре МВД СССР».

К слову, назначенный в марте 2009-го начальником ГУМВД в Днепропетровской обл. Анатолий Науменко по просьбе Максима Брежнева предоставил ему доступ в местные архивы для дальнейшего знакомства с материалами днепропетровского периода партийно-хозяйственной деятельности Щелокова.


Владимир ОВДИН