Мои встречи

ЛОГИНОВ Лев Николаевич родился в 1935 году. В 1961 году окончил Красноярский политехнический институт. Трудовую деятельность начал шахтером. С 1962 года работал на заводе комбайнов, где прошел путь от технолога до начальника цеха. В 1968 году назначен директором завода электромонтажных изделий, а в 1971 году переведен заместителем директора завода телевизоров, где после образования ПО «Искра» был назначен заместителем генерального директора по производству.

В 1979 году назначен генеральным директором Красноярского производственного объединения по зерноуборочным комбайнам. В 1988 году избран генеральным директором.

При Льве Логинове завод стал лидером союзного машиностроения. Работники комбайнового завода имели самый высокий уровень социальной обеспеченности. Были построены сотни тысяч квадратных метров жилья, комплекс административных учреждений, вложены огромные средства в строительство городских больниц и др. Завод славился самой высокой обеспеченностью детскими садами и спортивными сооружениями.

Лев Логинов внес значительный вклад в социально-экономическое развитие Красноярского края. Способствовал развитию материально-технической базы Сибирского отделения Российской инженерной академии.

В его активе большой вклад в развитие отечественного сельхозмашиностроения. Лев Логинов является автором более 20 научных работ, 6 изобретений внедрены на заводах отрасли. Под его руководством осуществлен переход к серийному выпуску нового комбайна СКД-6 «Сибиряк», освоен выпуск семейства высокопроизводительных комбайнов «Енисей».

О характере, чести и уважении Льва Логинова к труду рабочего человека говорит такой факт. В 1991 году Красноярский крайком КПСС предлагал ему оформить документы для представления к званию Героя Социалистического Труда. Это было приурочено к 50-летию предприятия. Но он отказался от предложения и отдал существовавшую квоту рабочему, сказав, что нельзя праздник завода превращать в праздник директора.

Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством III степени», тремя орденами Трудового Красного Знамени, орденом Дружбы народов, орденом «Петра Великого», орденом «Александра Невского», орденом «Михайло Ломоносова». «Заслуженный машиностроитель России», «Почетный гражданин г. Красноярска». Академик Российской и Международной инженерных академий, вице-президент Сибирского отделения Российской инженерной академии. Академик Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка РФ.

«За выдающиеся заслуги перед Отечеством, способствующие процветанию, величию и славе России» награжден Золотой Звездой «Честь, Гордость и Слава России».

Лауреат премии Президента РФ в области образования, Лауреат премии Правительства РФ. Доктор экономических наук, профессор.

— Лев Николаевич, откуда Вы родом? Кто Ваши родители? В каких традициях воспитывались?

— Я из Восточной Сибири, из небольшого городка Иланское, где находилась узловая железнодорожная станция. Гудки локомотивов, проходящие поезда — обстановка, в которой я родился и вырос. Семья наша жила на улице Профсоюзная рядом с вокзалом.

В памяти навсегда остался 1941 год. Станция была переполнена эвакуированными из окуппированных немцами территорий.

Назвали меня в честь Льва Толстого. Фамилия наша происходит от библейского имени сотника Лонгина, который со своим отрядом охраняя распятого Христа, видел его Воскресение и за рассказы об этом был казнен. После смерти его причислили к лику святых, а потомки стали получать прозвища и фамилии Лонгины, Логвины, Логиновы. На Руси их много. В одной из церковных книг я нашел запись о своем прапрапрадеде, где тот значился донским казаком. О деде Якове Герасимовиче у меня остался альбом с похвальными листами и свидетельством о браке с бабушкой православного вероисповедания. В похвальном листе (1910 г.) написано: «честный, добросовестных и отличных знаний, пользуется полным доверием подчиненных и начальствующих лиц, отличается трезвой жизнью и примерным поведением…». Он обладал недюжинной физической силой, служил в артиллерии, а затем работал на железной дороге в Пскове. В 1919 году его направили в Сибирь, на узловую станцию Иланская. Сюда он прибыл с женой и двумя маленькими дочками, младшая из которых стала моей мамой.

В 35 лет дед скоропостижно скончался, бабушка одна поднимала детей. Мама моя рано вышла замуж. С мужем разошлась, когда мне было 3 года, воспитанием моим занималась вместе с бабушкой Анной Андреевной. Вскоре маму перевели работать в Красноярск. Так этот город стал для меня второй родиной.

— Как определились с выбором будущей профессии? С чего начался Ваш трудовой путь?

— В начале 50 х в Сибири был бум геологии. Я поступил на геологоразведочный факультет Томского политехнического института. Но учеба меня мало увлекала, больше манили дальние дороги. Хотелось быстрее увидеть мир. Вместе с друзьями ездил в Ленинград, Хабаровск, Москву, Челябинск, Тбилиси. Мама была очень недовольна и со второго курса отправила меня работать в шахту, так сказать на трудовое перевоспитание.

На шахте я прошел хорошую трудовую школу, попав в бригаду Степана Яковлева. Звеньевым у меня был Георгий Янов, награжденный в то время двумя орденами Ленина. Он любил повторять: «Я под землей прошел больше километров, чем ты по земле!»

Учеником я оказался прилежным и уже через полгода, освоив профессии подземного откатчика, бурильщика, взрывника сам возглавил комплексную комсомольско молодежную бригаду. Платили тогда шахтерам хорошо, за месяц можно было купить автомобиль «Победа».

Получая такие деньги, я вообще забыл про учебу. Мама настаивала на том, чтобы я обязательно закончил институт. Все изменилось после того, как я получил серьезную травму руки (разорвался шлифовальный круг при заточке буровой коронки). Рана долго не заживала. Пока болел, в шахте погиб мой друг. Вот это подействовало больше, чем мамины уговоры.

В 1957 году я был зачислен на второй курс Красноярского политехнического института. Специальные предметы читали главные специалисты завода «Красмаш»: Афонский — главный металлург, Чистяков — главный технолог, Мосин — главный механик и др. Эти люди многому научили меня. С тех пор считаю, что лучший преподаватель вуза, тот, кто прошел школу производства.

В институте серьезно увлекался шахматами и боксом. Выступал на художественных олимпиадах за институт.

После учебы получил распределение на комбайновый завод, технологом в ремонтно механический цех. Параллельно преподавал в машиностроительном техникуме.

— Когда в Красноярске начали делать комбайны? По-видимому, это решение было связано с идеей Сталина создать в 30 е годы, перед Великой Отечественной войной вторую промышленную базу на Урале и в Сибири?

— Думаю, да. 3 ноября 1941 года было принято решение о производстве комбайнов в Сибири. Представляете: 3 ноября 1941 года, немцы под Москвой, а руководство страны думает о зерноуборочных комбайнах. А нам сейчас усиленно внушают, что все растерялись и не знали, что делать.

Завод был создан на базе двух эвакуированных заводов — Запорожского завода «Коммунар» и Люберецкого завода сельскохозяйственного машиностроения им. А. В. Ухтомского. Прямо от железнодорожной станции на руках люди перетаскивали станки на территорию бывшего ликероводочного завода и монтировали их под открытым небом. Одновременно шло строительство производственных помещений.

И уже в октябре 1941 года будущий комбайновый завод дал продукцию для фронта — корпуса снарядов и мин. Работали на открытых площадях в основном женщины, совсем подростки-девчонки. Условия были тяжелейшие, руки примерзали к металлу.

В 1943 г. вышло постановление Совета Народных Комиссаров и ЦК ВКП (б) о создании мощностей для выпуска зерноуборочных комбайнов. Было запрещено использование металла, выделенного для комбайнов и запасные части на другие цели, в том числе оборонные. Накануне мая 1944 года завод приступил к сборке комбайнов. В Красноярске, как городе глубокого тыла, было много госпиталей для тяжелораненых бойцов. Когда прошел слух о том, что начнут собирать комбайны, многие раненые добровольно пришли на завод, перебинтованные, на костылях, чтобы оказать посильную помощь в этом поистине историческом деле. Они рассуждали так — «Раз начали собирать комбайны — значит скоро Победа!» Хотя до Победы оставалось еще более года. Но тяжелораненые были переполнены энтузиазмом и вместе с коллективом завода воистину приближали этот день Победы, как могли.

К 1 мая 1944 года были собраны первые 10 комбайнов «Коммунар» и они приняли участие в Первомайской демонстрации. А к 1 мая 1945 года было выпущено 350 комбайнов, за что коллектив завода и строителей получил благодарность от И. Сталина, которая была опубликована в газете «Правда» за 3 мая 1945 года рядом с поздравлениями Верховного Главнокомандующего маршалам Г. К. Жукову, И. С. Коневу и К. К. Рокоссовскому.

Какое значение предавалось руководством страны этому первому выпуску мирной продукции!

Красноярский завод комбайнов — единственное предприятие в городе, награжденное орденом Отечественной войны I степени.

После войны предприятие получило большой импульс к развитию. Необходимо было собирать урожай. Были созданы мощности по выпуску 30?000 комбайнов в год.

Наряду со строительством производственных площадей важная роль отводилась строительству жилья для рабочих. Вообще все постановления Совмина и ЦК КПСС обязательно предусматривали комплексное развитие производственных мощностей и решение социальных программ — строительство жилья, поликлиник, больниц, дошкольных и школьных учреждений.

— И все это строилось?

— Я бы хотел такого «героя» найти, который бы не выполнил постановление ЦК КПСС.

Человек-труда, производитель — вот главная фигура общества. Подчеркну: забота о человеке-труда являлась доминирующей в советское время. Успешный руководитель таковым не считался, если бы ничего не делал в этом плане. Хотя были и такие, но это «однодневки». Коллектив сам их убирал. Человек-труда всегда мог найти защиту, если его несправедливо обидели, обратиться сразу в несколько организаций и по этому поводу обязательно устраивалась доскональная разборка.

— Как в крае отнеслись к событиям XX съезда КПСС?

— Я считаю, что распад Советского Союза начался именно с прихода к власти Н. С. Хрущева. Когда он был первый раз в Красноярске собрали митинг на площади перед заводом «Сибтяжмаш» — более 100 тысяч человек. Хрущев выступил, понес такую ахинею, что оставалось только удивляться и думать: «Неужели это можно напечатать?»

Он перескакивал с одной темы на другую: «Вот я сюда к вам приехал, а здесь Гарриман (посол США — прим. М. Б.) как шакал рыщет»; «Вы мне записки передаете, квартиры просите. Я бы лично всем вам по дворцу дал, но где взять — у самого одни штаны… Вот все говорят Дальний Восток, какой же он Дальний — я позавтракал в Москве, а обедал во Владивостоке… Или говорят Сибирь, Сибирь!!! А у вас здесь прекрасная погода».

Люди слушали настороженно, плохо понимая, что происходит. Я первый раз слышал речь такого высокопоставленного государственного деятеля. Мы все его считали соратником И. В. Сталина. И вдруг такой бред. На следующий день выходят газеты — там все в порядке, все чинно, все гладко, даже умно. Вот именно тогда появилось у меня чувство недоверия к нашей печати. Говорить, оказывается, можно все что угодно, а мы напечатаем то, что надо народу.

Некоторое время спустя я встретился с ректором сельхозинститута, который был рядом с Н. С. Хрущевым на трибуне во время выступление. Он мне доверительно сказал, что Хрущев был пьян.

И когда началось «разоблачение» культа личности И. В. Сталина, борьба с антипартийной группировкой (Молотов, Маленков, Каганович и примкнувший к ним Шепилов), развенчивание Г. К. Жукова, я уже ничего однозначно не воспринимал. Веры не было. Время показало, что для этого были серьезные основания.

Вспоминается и короткая остановка Н. С. Хрущева на вокзале в г. Красноярске после его визита в Америку. Нас комсомольцев выстроили вдоль металлического забора-решетки, отгораживающего перрон от вокзальной площади. Каждое звено отвечало за определенный участок. Видно было все хорошо. На перроне Н. С. Хрущева встречали члены Бюро Крайкома КПСС, члены исполкома Краевого Совета депутатов и боевой генерал Кашинов, участник штурма Сапун горы.

Хрущев вышел из вагона в костюме для игры в гольф. Представляете всю нелепость этого наряда — колобок в гетрах, брюках, застегнутых под коленками, куртка и шляпа. Руководство края при полном параде с плохо скрытым недоумением поздоровалось с ним, о чем-то поговорили. Вокруг репортеры. Хрущев идет к вагону и вдруг звонкий крик из толпы любопытных: — «Турист! Е… твою мать!!!» Что тут началось. Выскочила охрана, кинулась на голос, смела корреспондентов и всех кто попал под горячую руку. Никита Сергеевич юркнул в вагон, прозвучал сигнал отправления и на этом действо закончилось. Что касается кричащего, то здесь как в детективе «его искали, но не нашли». А кличка «Турист» так и закрепилась за Хрущевым в городе.

Я, конечно, тогда не мог судить о масштабах «работы» Хрущева в стране. Но что касается города, то все происходило на моих глазах: замораживание облигаций внутреннего займа, снятие так называемых «полярок» с тружеников г. Норильска, что привело к массовому отъезду людей с Севера, уничтожение личного скота в рабочих слободках, исчезновение продуктов из продовольственных магазинов, введение Совнархозов, и апофеоз этого «творчества» — разделение Компартии на промышленную и сельскохозяйственную. Вся это вакханалия была прикрыта лозунгом: «Партия торжественно провозглашает — нынешнее поколение людей будет жить при коммунизме!!!» Это время должно было наступить в 1980 году. Сейчас 2007 год. Судите сами.

Каганович Л. М. в беседе с Феликсом Чуевым сказал: «Хрущев — жулик высшего пошиба». А он его знал очень хорошо.

Что касается Сталина, здесь мне близка позиция Китая. После проведения XX съезда КПСС и осуждения на нем по инициативе Хрущева культа личности Сталина китайское руководство, вполне справедливо, отнеслось к этой акции с неодобрением: по китайским понятиям, поносить умерших героев и великих деятелей, внесших существенный вклад в историческую сокровищницу нации, не просто недостойно и оскорбительно, а является духовным святотатством, преступлением.

— Как в крае был воспринят приход Л. И. Брежнева к руководству ЦК КПСС?

— Хорошо. Знали о его опыте руководства промышленными предприятиями на Украине. То, что время Л. И. Брежнева назвали периодом «застоя» — это глупость. Если бы Леонид Брежнев ушел, когда он сам этого хотел, многое было по-другому. Ему не дали это сделать, потому что окружение генсека боялось за свою «шкуру», эти люди сделали его посмешищем. Надо помнить и о том, что на XIX съезде партии Сталин санкционировал избрание Брежнева секретарем ЦК.

Его приезд на завод завершился выходом развернутого постановления ЦК КПСС и Совмина и завод получил новый мощный толчок к развитию.

С 1969 года завод перешел на выпуск зерноуборочных комбайнов собственной конструкции: «СКД-5», «СКД-6», «Енисей-1200». На протяжении нескольких десятилетий они хорошо зарекомендовали себя не только в России, но и на полях Болгарии, Китая, Кубы, Вьетнама, Ирака, Мексики и других стран.

— Как происходил кадровый подбор на руководящие должности?

— Необходимо было иметь производственную подготовку. Без нее вопрос о назначении даже не ставился. Я лично прошел путь от рабочего до директора завода.

Когда я был начальником цеха, меня назначили директором завода электромонтажных изделий. Я посмотрел, у меня цех интересней, начал отказываться. Секретарь райкома, фронтовик говорит: «А ты что думаешь, тебе сразу завод хороший дадут. Покажи, что ты можешь!». Пришлось показывать и доказывать.

Завод электромонтажных изделий стал образцово-показательным, без всякого хвастовства.

Затем перешел на оборонный завод, так называемый «телевизорный», прошел путь от заместителя директора по коммерческой работе до заместителя генерального директора по производству.

— Как складывались взаимоотношения между руководством ВПК и другими отраслями экономики?

— Безусловно, завидовали ВПК. При этом многие отрасли, не входящие в состав ВПК имели у себя оборонзаказ.

Обращу внимание на то, что внутри ВПК в отличие от ряда других министерств не было места принципу: «Я — начальник, ты — дурак». На всех уровнях формировалась команда единомышленников, отвечающих за самое святое — оборонную мощь страны. И к руководителям ВПК в Правительстве и ЦК партии относились с большим уважением, понимали важность этого сектора экономики.

— Известно, что Вы общались с первыми лицами государства. Расскажите об этих встречах?

— Константин Черненко приезжал в Красноярск. Проявлял интерес к нашему предприятию. Ведь в годы войны Константин Устинович был одним из секретарей Красноярского крайкома партии отвечающим за становление завода комбайнов.

Накануне юбилея завода я записался к нему на прием. Но прежде, чем посещать такое высокое лицо, я должен поставить в известность первого секретаря крайкома П. С. Федирко. Его не оказалось на месте, и я пришел ко второму секретарю. Изложил свои соображения. Вдруг он говорит, что это — показуха, запретил мне ездить туда.

Я подумал: «Да… Напросился». Но через день приехал Федирко. Он позвонил мне, уточняя какой-то вопрос, а я попросил разрешения встретиться. Прихожу и вновь излагаю свою идею. Он внимательно выслушал и распорядился:

— Немедленно лети туда! Вернешься — сразу ко мне.

— А вот ваш заместитель этого не приветствует.

— Да что он понимает? Я же сказал: лететь немедленно.

Утром я по «вертушке» от министра звоню помощнику генсека, а он говорит мне: «Вот сейчас есть окно, срочно подъезжай». Мне дали машину, провезли на Старую площадь. С собой у меня были необходимые бумаги и фотографии. Встретил Константин Устинович доброжелательно, слушал с интересом, расспрашивал, рассматривал фотографии и говорит: «Приехать я не смогу, очень много дел», — и поручил помощнику подготовить приветствие и Указ о награждении завода и работников. Вернулся я назад, доложил Федирко, а на торжественном собрании, посвященном юбилею завода, приветствие Генерального секретаря ЦК КПСС зачитывал второй секретарь крайкома.

С Михаилом Горбачевым мне часто приходилось работать, когда тот был секретарем ЦК по сельскому хозяйству и приезжал к нам на комбайновый завод. Более плотно мы стали сотрудничать, когда он стал Генеральным секретарем ЦК КПСС. Мне приходилось летать с ним в его самолете на сельскохозяйственные выставки, бывать на приеме в Кремле и решать, пользуясь его расположением, много важных и нужных для завода вопросов.

Заводчане встретили М. С. Горбачева положительно, как реформатора. Ждали перемен к лучшему. Но когда он выступил на Киевском заводе «Арсенал» и призвал «бить» своих руководителей «снизу», а мы, мол, их «сверху», вроде не тем директора занимаются, многих это насторожило.

С Борисом Ельциным нас связывали многолетние деловые отношения. Он прошел хорошую производственную школу от прораба до руководителя стройтреста. Мы знакомы со времен моей работы в оборонке (на заводе телевизоров). В то время я отвечал за изготовление систем управления ракет, которое разрабатывало КБ Семихатова, а Ельцин был первым секретарем Свердловского обкома КПСС. Более близко познакомились в Юрмале. Это был период, когда Борис Николаевич лишился всех постов и был «никто». Затем его избрали в Верховный Совет, потом Президентом. Мы стали общаться более тесно. Он никогда не отказывал мне во встречах, я думаю, потому что ему был нужен человек, который связан с производством и который бы говорил правду, а не угадывал его желания.

Пока Борис Николаевич проявлял заботу о предприятии, завод жил нормально.

— Какого мнения Вы о Борисе Ельцине, как о человеке?

— Борис Николаевич Ельцин — это человек большого личного мужества и сильного характера. Кто еще за послевоенную историю открыто выступил на Пленуме ЦК КПСС практически против всего Политбюро и лично генерального секретаря?

Понимал ли он что теряет в результате такого выступления? Прекрасно понимал и, тем не менее, сделал этот шаг. На такой поступок мужчины способен только очень сильный человек! Впоследствии судьба воздала ему должное. Но это было потом.

— По-Вашему, опыт, каких советских государственных деятелей пригодился бы сегодня?

— Очень многих. В первую очередь опыт руководителей прошедших сталинскую школу управления, таких как А. Н. Косыгин, Д. Ф. Устинов, Н. К. Байбаков и др. Для меня образцом министра был министр общего машиностроения С. А. Афанасьев.

Назову заместителя председателя Совета министров СССР, председателя ВПК Л. В. Смирнова. Ему принадлежит фраза: «Нет аварийности оправданной и неизбежной, аварийность и условия для ее возникновения создают люди, своей неорганизованностью или безграмотностью».

Я как-то в газете выступал по поводу реформ Гайдара. Он после критики в свой адрес, обещал подать заявление об уходе и переходе на работу в институт. Интересное дело получается, человек развалил промышленность, а потом уходит в институт. Представьте такую ситуацию, я затеял перепланировку оборудования на заводе и такелажники, угодили в опорную колонну и обрушили свод цеха. После этого, меня, что послали бы в институт снова изучать сопромат???

Пригодился бы опыт министра Е. П. Славского. Он руководил Министерством среднего машиностроения. Человек своеобразный, необычайно работоспособный. В возрасте 80 ти лет он был бодр и энергичен. Любил шутить: «Вам скоро на пенсию (нам было тогда по 40 лет) уходить, а мне еще работать, да работать… Мощная была фигура, ничего не скажешь.

А плеяда директоров заводов, выращенных за эти годы. Только в Красноярске можно назвать добрый десяток — это Александр Иванович Кузнецов (КРАМЗ), Вячеслав Витальевич Шильдин (объединение «Искра»), Виктор Кириллович Гупелов (КрасМАШзавод) и многие другие. Почему их опыт организаторов производства был отвергнут молодыми реформаторами? А ведь именно такой подход привел к необратимым провалам в экономике страны, к развалу целых отраслей. Можно, конечно, сказать, что на ошибках учимся. Но ущерб, нанесенный народному хозяйству этими ошибками оказался значительно больше, чем потери за время Великой Отечественной войны. Я никогда не приму такие реформы, когда детские сады переоборудуются под офисы, в заводских Дворцах культуры размещаются казино, а вместо заводов возникают торговые центры.

— Вы занимаетесь изучением Китая, историей и перспективой его развития. Под Вашим руководством комбайновый завод совершил прорыв на китайский рынок. Опыт этой страны может быть полезен для нас?

— Безусловно. За 18 лет прошедших, после Тяньаньмыня, Китай сильно изменился. Он превратился в мощную в экономическом отношении державу, которой прочат в XXI веке роль мирового лидера и равного партнера (или конкурента) США. Китай — единственная из стран мира, которая за последние десятилетия расширила свою территорию. Вследствие радикальных экономических реформ и бурного развития (прирост ВВП Китая достигает в течение нескольких последних лет 10 процентов в год), в стране народился новый класс. Его составили десятки тысяч частных предпринимателей, служащих крупных компаний и корпораций, работающих в высокотехнологичных областях.

В Китае за последние десять-пятнадцать лет появилось много богатых, но их богатства, как правило, добыты огромным трудом и талантом, много дав государству и всем людям, а не за счет разрушения страны и открытого грабежа населения, как произошло в России. Отмечу, что валютные резервы хранятся в китайских банках, а не в иностранных, как у России.

Главными условиями успеха преобразований в КНР явилась их последовательная социальная направленность.

Еще одним залогом успеха реформ служит то, что руководство КНР, широко перенимая иностранный опыт, не допускает возможности его применения вразрез с национальными особенностями Китая, чтобы оно ослабляло национальную идентичность, подрывало стабильность.

Конфуцианская мораль требует отдавать все силы служению своей семье и государству, которое мыслится как большая семья, где каждый занимает определенное место, почитать родителей и предков, следовать указаниям старших и руководителей. Эти простые истины обладают огромной мобилизующей силой.

Важно и то, что в Китае отрегулирован процесс передачи власти более молодым поколениям руководителей.

Кстати, в декабре 1949 года на Красноярском комбайновом заводе во время своего единственного выезда за границу побывал Мао Цзэдун вместе с Чжоу Эньлаем.

— Как Вы охарактеризуете сегодняшнее состояние отечественного сельхозмашиностроения?

— Приведу такие цифры: если в 1990 году в стране производилось 65,7 тысяч зерноуборочных комбайнов, то в 2006 м — 6,9 тысяч.

Мы слишком много говорим о том, что население надо накормить, но если это не слова, то как всерьез решать эту задачу, не оснащая сельское хозяйство необходимой техникой?!

Есть такие горячие головы, которые говорят, что накормить людей можно, не прибегая к таким сильнодействующим средствам, как развитие сельхозмашиностроения. Все, мол, можно купить за границей на те деньги, что мы тратим на сельское хозяйство…

Так возникает болезненный вопрос о значимости комбайнов для России. Понятно, что голыми руками никогда урожай собрать не сможем, без комбайнов не обойтись. И комбайны нужны, и посевная техника нужна. Тем более что сейчас на селе она износилась, а новую купить не на что. Считаю, и через 20 – 25 лет нужда в комбайнах не пройдет: она будет только возрастать.

Само машиностроение — хрупкая отрасль, которая без вмешательства государства, без поддержки его сама по себе не выживет. В той ситуации, которая есть, она будет чахнуть, приходить в упадок, вместе с ней будет чахнуть и сельское хозяйство. Это надо себе четко представлять и понимать, тем, кто взялся отвечать за государственную политику, понимать, какое бремя ответственности они несут.

— Чем отличается нынешнее поколение руководителей от советских?

— Отсутствием профессионализма, необходимой подготовки. Можно и в молодом возрасте поставить человека на руководящую должность, но он и понятия не имеет что такое завод, трудовой коллектив.

В наше время одни дают больше чем получают, другие получают намного больше чем дают. Создана нелепая ситуация: посредник живет лучше производителя.

— Могли бы назвать три важных качества руководителя?

— Высокий уровень профессиональной подготовки, здравый смысл, ответственность за порученное дело.

Отношение к людям — особая статья. Когда меня назначали начальником цеха мне директор завода Б. Н. Кобелев сказал: «Лев, люби людей». Это непросто, я знавал таких руководителей, которые к людям относились пренебрежительно, но люди за это им тем же платили. Каким бы ты ни был, коллектив наблюдает за твоим поведением. Поэтому личный пример играет важную роль. Людям нельзя врать. Если не можешь решить вопрос, то скажи правду.

Настоящий профессионал в случае успеха приписывает победу не себе, а своему коллективу, ну а если неудача — то винит только себя.

Важно помнить и то, что интеллект коллектива мощнее индивидуального. И всегда есть кто-то, кто лучше тебя разбирается в том или ином вопросе, хоть ты и руководитель.

— Ваш любимый литературный герой?

— Князь Болконский-отец. Как он провожает князя Андрея: «И помни, князь Андрей, если тебя убьют мне будет больно. А если ты струсишь, мне будет стыдно». И без всяких длинных нравоучений.

— Ваше отношение к религии.

— Уважительное. Меня крестила бабушка.

Я не соблюдаю всех церковных обрядов, но верующий человек.

Вспомните обращение к народу Александра I во время нашествия Наполеона: «Помните, что с Богом в сердце и с мечом в руках мы непобедимы!»

— Что Вы цените в людях?

— Ценю ум. Я считаю, что человек должен быть обязательным. Умение быть благодарным. Сам по себе человек не пробьется, ему обязательно кто-то должен помогать, прямо или косвенно. Поэтому нужно помнить о тех, кто тебе делал добро.

В этом вопросе для меня примером является Илья Сергеевич Глазунов. В далекой молодости ему гонимому и преследуемому помог Сергей Владимирович Михалков. И до сих пор Илья Сергеевич зовет Михалкова «мой благодетель» и никогда и нигде не забывает сказать об этом.

— Вы согласны с выражением Чехова: «Русские любят прошлое, ненавидят настоящее и боятся будущего»?

— Категорически с ним не согласен. Кто первым полетел в космос?

— Русский…

— Неужели от страха перед будущим?..


Мне лично очень нравится мысль Ф. М. Достоевского, высказанная им 150 лет назад: «Мы убедились, наконец, что мы тоже отдельная национальность в высшей степени самобытная, и что наша задача создать себе форму нашу собственную, родную, взятую из почвы нашей… Русская идея может быть синтезом всех тех идей, какие развивает Европа».

 

Реформа и реформаторы МВД СССР

Книга «Реформа и реформаторы МВД СССР» собрала истории удивительных людей, на плечи которых легла серьезнейшая и ответственейшая задача по реформированию системы МВД СССР в 1960-70х годах.

Как показало время, реформа, проведённая под руководством министра внутренних дел СССР Николая Щелокова, оказалась наиболее яркой и эффективной за всю историю ведомства. Именно в те годы были заложены многие принципы, лежащие в основе каждодневной работы сегодняшних правоохранительных органов.

Реформа МВД СССР это плод совместных усилий огромного коллектива союзного министерства: от министра, его ближайшего окружения, до тех, кто понял и поддержал кардинальную обновленческую политику на периферии, во всех звеньях МВД. Эти руководители не только поняли новые масштабные задачи, но и смогли организовать свои коллективы на их выполнение, вести целенаправленную борьбу с правонарушениями, за обеспечение общественного порядка. Проявляли решительность и смелость, постоянно искали новые перспективные методы работы, заботились о личном составе.

В тот период в МВД пришла блестящая плеяда руководителей из партийной среды, центральных органов комсомола. Пришли авторитетные милицейские руководители, прошедшие все ступени службы. К практической работе были привлечены специалисты, имеющие учёные степени кандидата или доктора наук. Большинство из них, как и сам министр, были участниками Великой Отечественной войны.

Подчеркнём, что реформирование союзного МВД было активно поддержано структурами гражданского общества. Ведь во многом именно от этого зависел успех реформы.

Характерной особенностью того периода явилась широкая общенародная поддержка, высокая активность граждан в оказании посильной помощи милиции в охране общественного порядка, раскрытии, расследовании преступлений, задержании опасных преступников.

Возрождение сегодня многих институтов взаимодействия органов правопорядка с гражданским обществом, укрепление связи с населением свидетельство использования бесценного опыта тех лет.

Как и прежде, одним из приоритетных направлений в наше время является кадровое укрепление МВД. Именно кадры, их подбор и расстановка на всех уровнях становятся главным и решающим фактором среди всех прочих в новых условиях работы.

Поэтому важно помнить о людях, которые заложили основы современной деятельности органов внутренних дел, сохранять и приумножать традиции старшего поколения!

Мы как бы стоим на плечах прошлых поколений, на плечах их опыта. Необходимо собирать его по крупицам, суметь выбрать зёрна мастерства, обобщить и вывести закономерности с тем, чтобы новое поколение, овладевая этим опытом, развивало и углубляло его в новых условиях.

Пусть государство наше изменилось с тех времён, однако российские полицейские делают одно дело с советскими милиционерами, и в биографиях наших героев заключено ценное знание.

Жизненные пути этих руководителей являются прекрасным ориентиром для каждого, кто готов посвятить свою жизнь служению Родине.