Мои встречи

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения Николая Щелокова, человека, который дольше всех возглавлял органы внутренних дел за всю новейшую отечественную историю – с 1966 по 1982 год – и провел в них самые серьезные реформы тех лет. Однако после его отстранения в первые дни правления Андропова, обвинений в присвоении госимущества и ценностей, и затем и трагического ухода из жизни личность Щелокова практически оказалась забытой. Почему так сложилось, «Новой неделе» рассказал автор первой литературной биографии министра МВД Максим Брежнев.

Кем только его не называли…

– Имя Николая Анисимовича Щелокова не просто вычеркнуто из отечественной истории, оно буквально втоптано в грязь. Выпускались фильмы, книги, публикации, в которых бывшего министра кем только не называли: жуликом, мафиози, взяточником, трусом... Правда, не ясно, почему не довели до суда хотя бы один эпизод с его якобы хищениями, присвоенными золотом и бриллиантами?

Николай Щелоков с молодости был другом Леонида Брежнева



Я встречался с сослуживцами и соратниками министра и видел, с каким уважением они рассказывали о Николае Анисимовиче, характеризовали его как нестандартного руководителя, блестящего организатора, прекрасного человека. Да и, как показало время, реформирование органов внутренних дел, проведенное под руководством министра Щелокова, оказалось наиболее удачным, целесообразным и эффективным за всю историю этого ведомства.





Нищая милиция опасна для общества

– Какой была милиция до прихода Щелокова и какой стала за 16 лет его руководства?

– После «реформирования» (упразднения) Хрущевым в 1960 году союзного МВД на улице оказались многие профессионалы. Было ликвидировано союзное Главное управление милиции, которое координировало борьбу с криминальными структурами; разрушено профессиональное милицейское ядро Центрального аппарата МВД СССР, накопившее опыт борьбы с бандитизмом. При этом в стране из года в год росла преступность. Причем много преступлений совершали сами работники милиции.

Система МВД не пользовалась авторитетом ни у народа, ни в ЦК КПСС. Одна половина личного состава милиции была неграмотной, другая имела образование ниже среднего. Материальное содержание, зарплата сотрудников были нищенскими, унизительными. Не было необходимых технических средств, автотранспорта, телефонной и радиосвязи. Милиция находилась в состоянии загнанности, патологической апатии, затяжного синдрома профессионального и общего бескультурья.

Свою деятельность в МВД Щелоков начал с заботы о людях. К концу 1967 года была повышена (почти вдвое) зарплата рядовому и младшему руководящему составу, а среднему, старшему и высшему восстановлена выплата окладов по званию. Позже вместо званий «комиссар милиции» и «генерал внутренней службы» с делением на ранги введены специальные звания «генерал-майор милиции», «генерал-майор внутренней службы» и так далее. Милицию переодели в новую форму.

Требовалось радикально менять и содержание социальных связей, профессионально-правовую культуру службы и соответствующую ей форму. Районный отдел внутренних дел стал главным звеном в системе МВД. Началось массовое строительство жилья для сотрудников органов внутренних дел, служебных помещений райгоротделов, поликлиник, домов отдыха, появления социальных гарантий для милиционеров и их семей.

Диапазон новаций, которые внедрялись при Щелокове, обширен. За десятилетие (1966–1976 гг.) в системе МВД СССР открыли 15 вузов и знаменитую академию, в то время как за предыдущие 50 лет – только один вуз. Министр мечтал увидеть сотрудника милиции, прежде всего, культурным, образованным и идейно воспитанным человеком. На достижение этой цели была направлена вся система обучения и воспитания личного состава.

– Как реагировали «верхи» на действия министра-новатора?

– В партийных и госорганах не все воспринимали нововведения в МВД с одобрением. Было много весьма влиятельных недоброжелателей. Так, министр обороны СССР А. А. Гречко высказался против введения генеральских званий для высшего руководящего состава милиции, преобразования Высшей школы милиции СССР в Академию, установления на одном уровне с военнослужащими Советской Армии норм денежного доволь-ствия и пенсионного обеспечения личного состава органов милиции и так далее.

В принципе, все были заинтересованы в укреплении органов внутренних дел, но не все одобряли новую структуру, особенно возросшие затраты. А Щелоков не уставал доказывать: нищая милиция опасна для общества, государства. Особо скажу о службе профилактики в системе МВД. Это была новая, чрезвычайно сложная служба. Министр возлагал на нее большие надежды. Щелоков твердо проводил линию на повышение роли участковых инспекторов.

Обстановка была под контролем

– Как все эти реформы сказывались на ситуации с преступностью?

– Преступность росла, но это объяснялось тем, что и экономика страны росла – строились нефте- и газопроводы, города – те же Набережные Челны, БАМ. Население перемещалось в центры роста, на Восток и Север, из села в город, на стройки. Это, естественно, создавало социальную напряженность. Нельзя забывать и о материально-экономических трудностях, пресловутом дефиците.

Короче говоря, причин и источников роста преступности было немало. Тем не менее, оперативная обстановка была не то что управляемой, но под контролем. Хотя претензий и обвинений в адрес милиции было немало и со стороны прокурорских органов, и судов, и партийных органов, и граждан. Министр об этом знал, остро реагировал на недостатки. Инспекторские проверки проводились строго, виновные несли наказание.

Конечно, не Щелоков был виновником в сокрытии преступлений от учета, фальсификациях, нарушениях законности. Наоборот, он добивался искоренения этих пороков. И сделал для этого немало. Общественный порядок на улицах, в общественных местах укреплялся, удалось приструнить хулиганство, остались в прошлом проявления массовых беспорядков.

Министр добился увеличения плотности госбюджетной милиции в расчете на 10 тысяч населения. Почти вдвое к 1972 году увеличили штаты дежурных частей, в девять раз – численность «ночной» милиции, росло количество ПМГ (передвижных пунктов милиции). Все это способствовало более активному пресечению и раскрытию преступлений, особенно по горячим следам.

Эти силы наращивались и к 1980 году. Уровень преступности на 100 тысяч населения с 1966 по 1977 год в стране не превышал 500 и только к 1981 году составил 604 случая. Но преступления раскрывались, и этим показателям могли позавидовать даже страны Запада. Так, раскрываемость преступлений (согласно отчетности за 1981 год) составляла по видам тяжких преступлений: умышленные убийства – 98,9%; тяжкие телесные повреждения – 95,2%; изнасилования – 97%; разбои – 89,8%; грабежи – 89,2%; кражи государственного и общественного имущества – 81,2%; кражи личного имущества – 84,3%.

Советских людей узнавали по золотым зубам

– Был ли Щелоков коммунистом с либеральными взглядами? Предлагал ли он политические реформы?

– На его взгляд, страна нуждалась в преобразованиях, министр был за постепенный переход к рыночной экономике под контролем государства. Если вспомнить так называемых «теневиков», то Щелоков считал проявление хозяй-ственной инициативы полезным делом. Разве плохо, если человек, пользуясь недостатками экономики, налаживает производство дефицитных товаров, благодаря чему рынок пополнялся нужными товарами? Но ведь для того нужно соответствующее правовое поле.

Конечно, министр был за разоблачение крупных расхитителей. Но как у хозяйственника у него было особое отношение к тем людям, которые могут не то что использовать, а «поправить» изъяны хозяйственной системы. Такие люди в какой-то мере импонировали Щелокову. Союзное МВД возглавлял нестандартный министр.

Например, Николая Анисимовича огорчало то, что советских людей за рубежом узнавали по золотым зубам, меховым шапкам, поведению в магазинах. Щелоков предлагал отказаться от использования золота при зубопротезировании. По его указанию подготовили служебную информацию с предложением о том, чтобы золото, выделяемое на протезирование, реализовать на валюту, а на нее приобретать в Германии печи по изготовлению фарфоровых зубов. Также предусматривалась отправка врачей на практику за границу.

По просьбе Святейшего Патриарха Пимена Щелоков пробивал в ЦК КПСС вопрос передачи Новодевичьего монастыря РПЦ. Николай Анисимович инициировал и проводил через своих замов поиск останков царской семьи, несмотря на наложенный на это запрет со стороны Суслова, не говоря уже о позиции Андропова.

Столкнулись две силы

– Вы говорили о полной поддержке Щелокова Брежневым – они вместе работали на Украине, в Молдавии. Но почему Брежнев не смог сгладить напряженные отношения между Щелоковым и шефом КГБ Андроповым? В чем была причина вражды между ними?

– Несмотря на то, что и Щелоков, и Андропов были близки Леониду Брежневу, с каждым из них у него были разные отношения. Николай Щелоков с молодости был другом генсека, тогда как Юрий Андропов – завоевавшим высокое доверие, преданным приближенным. Изначально между Андроповым и Щелоковым сложились ровные, уважительные отношения. Щелоков понимал, что Андропов – руководитель высокого уровня, и был готов к совместному взаимодействию, но без вмешательства в дела МВД. Андропова такая позиция не устраивала. Для руководителей такого ранга многое зависело от доступа «к телу» главы государства. Порой даже от того, кто первый доложит, могло зависеть многое.

Юрия Андропова как политика не могла не беспокоить независимость Щелокова, его влияние и свободный выход на Брежнева. Взаимоотношения же двух силовых ведомств и без того на протяжении многих лет были сложными, конкурирующими. КГБ находился на правах старшего брата, первенство всегда было за ним. Чекисты работали «в белых перчатках», в то время как милиции доставалась вся «грязная» работа. Несопоставимым было и материально-техническое обеспечение, бытовые условия. Вследствие чего со стороны МВД к КГБ было ревностное, завистливое отношение, а со стороны Комитета – высокомерно-подозрительное.

При Андропове чекисты работали в каждом министерстве, ведомстве, научном и учебном заведениях. Специальная служба, укомплектованная сотрудниками КГБ, появилась в МИДе, Госплане. Глава КГБ пытался взять МВД под контроль органов госбезопасности, к концу 70-х годов поставив вопрос о том, что МВД «надо помогать». Понятно, что Щелоков такой «помощи» (контроля) не желал, считал, что МВД само в состоянии обеспечить порядок в своем ведомстве. Он обсудил вопрос о восстановлении службы КГБ в системе МВД с членами коллегии – все выступили против «обслуживания».

Действительно, присутствие сотрудников вышестоящей службы могло вызвать только раздражение, это элемент недоверия. К тому же в отличие от армии, ВПК, где велись разработки секретного вооружения и существовали государственные тайны, в МВД этого не было. В этом ведомстве достаточно внутреннего контроля, который при Щелокове был очень сильным.

В дальнейшем Николай Щелоков, без оглядки на Лубянку, уверенно претворял свои инициативы в жизнь. Когда Юрий Андропов стал кандидатом в члены Полит-бюро ЦК КПСС, а затем и членом Политбюро, Щелоков тоже должен был им стать. Вопрос был практически решен, Брежнев не возражал. Но Андропова избрали, а Щелокова – нет. Как видим, Брежнев не был всесилен, решения принимались коллегиально. Но не все в Политбюро хотели видеть в своем составе друга Брежнева.

В состав Политбюро вместе с главой КГБ вошли министр иностранных дел Громыко, министр обороны Гречко. Неизвестно, была ли у Щелокова ревность, но министр внутренних дел был всего лишь одним из сотен членов ЦК. Щелоков считал неправильным такое положение. Другое дело, что дружеские отношения с Брежневым компенсировали ему это принижение.

Хотел он того или нет, но своей самостоятельностью, возможностями выхода на самый верх Щелоков осложнял личные отношения с Андроповым. Сталкивались две силы. До сих пор многие считают: было бы лучше, если бы Щелоков «знал свое место». Правда, в этом случае говорить о преобразовании МВД, его превращении во влиятельное и эффективное ведомство не пришлось бы. Как реформатору, Щелокову нужна была самостоятельность.

– Значит, трагическая судьба Щелокова объясняется его излишней самостоятельностью?

– Щелоков стал жертвой и своей самостоятельности, и того, что принадлежал к команде Брежнева. Как министр МВД он не мог не знать многих нелицеприятных вещей о руководителях государства и наверняка обладал серьезными компрометирующими данными о них, и его уход многим облегчил жизнь.


Автор статьи: Кочнев Сергей

 

Реформа и реформаторы МВД СССР

Книга «Реформа и реформаторы МВД СССР» собрала истории удивительных людей, на плечи которых легла серьезнейшая и ответственейшая задача по реформированию системы МВД СССР в 1960-70х годах.

Как показало время, реформа, проведённая под руководством министра внутренних дел СССР Николая Щелокова, оказалась наиболее яркой и эффективной за всю историю ведомства. Именно в те годы были заложены многие принципы, лежащие в основе каждодневной работы сегодняшних правоохранительных органов.

Реформа МВД СССР это плод совместных усилий огромного коллектива союзного министерства: от министра, его ближайшего окружения, до тех, кто понял и поддержал кардинальную обновленческую политику на периферии, во всех звеньях МВД. Эти руководители не только поняли новые масштабные задачи, но и смогли организовать свои коллективы на их выполнение, вести целенаправленную борьбу с правонарушениями, за обеспечение общественного порядка. Проявляли решительность и смелость, постоянно искали новые перспективные методы работы, заботились о личном составе.

В тот период в МВД пришла блестящая плеяда руководителей из партийной среды, центральных органов комсомола. Пришли авторитетные милицейские руководители, прошедшие все ступени службы. К практической работе были привлечены специалисты, имеющие учёные степени кандидата или доктора наук. Большинство из них, как и сам министр, были участниками Великой Отечественной войны.

Подчеркнём, что реформирование союзного МВД было активно поддержано структурами гражданского общества. Ведь во многом именно от этого зависел успех реформы.

Характерной особенностью того периода явилась широкая общенародная поддержка, высокая активность граждан в оказании посильной помощи милиции в охране общественного порядка, раскрытии, расследовании преступлений, задержании опасных преступников.

Возрождение сегодня многих институтов взаимодействия органов правопорядка с гражданским обществом, укрепление связи с населением свидетельство использования бесценного опыта тех лет.

Как и прежде, одним из приоритетных направлений в наше время является кадровое укрепление МВД. Именно кадры, их подбор и расстановка на всех уровнях становятся главным и решающим фактором среди всех прочих в новых условиях работы.

Поэтому важно помнить о людях, которые заложили основы современной деятельности органов внутренних дел, сохранять и приумножать традиции старшего поколения!

Мы как бы стоим на плечах прошлых поколений, на плечах их опыта. Необходимо собирать его по крупицам, суметь выбрать зёрна мастерства, обобщить и вывести закономерности с тем, чтобы новое поколение, овладевая этим опытом, развивало и углубляло его в новых условиях.

Пусть государство наше изменилось с тех времён, однако российские полицейские делают одно дело с советскими милиционерами, и в биографиях наших героев заключено ценное знание.

Жизненные пути этих руководителей являются прекрасным ориентиром для каждого, кто готов посвятить свою жизнь служению Родине.