Мои встречи

Жизнь и смерь министра

30-летний журналист Максим Брежнев, отрицающий всякие родственные связи со своим знаменитым «застойным» однофамильцем из генсеков, написал книгу о брежневском министре внутренних дел, озаглавленную «Министр Щелоков».

Это первая литературная биография Николая Анисимовича Щелокова. Автор разбил повествование на две части. Часть первая в значительной степени посвящена Леониду Брежневу, Щелокова показывают на его фоне, словно комету на фоне солнца. Много места здесь отдается друзьям Леонида Ильича, которые были также и друзьями Щелокова.

Оба героя начали делать успешную руководящую карьеру как раз в годы самых свирепых репрессий. Видимо, поэтому автор не стал глубоко копать эту тему. Биограф также не очень подробно прописывает приход к власти Брежнева в СССР, хотя даже из утишенного повествования довольно выпукло проявляется один из основных постулатов коммунистических функционеров: кадровые вопросы – это битвы, часто кровопролитные. Кто знает, как бы пошла судьба Щелокова, не свергни Брежнев сотоварищи Никиту Хрущева в октябре 1964 года.

А у Щелокова в это время все совсем неплохо складывается в окраинной республике, где пришлось потрудиться и Леониду Ильичу в послевоенные годы: уже в 1965 году Николай Анисимович становится 2-м секретарем ЦК Компартии Молдавии. Но Брежневу нужен свой проверенный «кадр» на посту руководителя советской милицией. Им и стал Щелоков.

Автор утверждает, что партийный работник универсален. Это вообще-то не совсем так, но Щелоков оказался удивительно предрасположенным к предложенной работе и, скажем честно, сделал  много полезного и нужного, трудясь плодотворно. Достаточно спросить многих заслуженных ветеранов МВД (с некоторыми я побеседовал по этому вопросу), которые дадут самые лучшие характеристики своему бывшему высокому начальнику.

Брежнев подбирал кадры штучно, как до него делал Сталин и, естественно, все цари, включая Ивана Грозного. Кадры не всегда соответствовали, тогда их меняли, иногда хладнокровно спроваживали на тот свет. В полном соответствии с исторической логикой этим процессом продолжают рулить в новой России наши новые лидеры. «Крайние меры» при этом не применяются, все-таки «демократия». Помните, царь  Павел запустил эту важную работу, чуть ли не главную для властителя, получил смертельный удар золотой табакеркой в висок, по другой версии был задушен шарфом.

Если даже сейчас и не убивают, совсем редко отправляют в тюрьму, то «византийский цемент» в виде централизации   используется вовсю, будто не прошло тысячи с гаком лет. А то, что такое цементирование омертвляет творческое дыхание современной страны, так это, видимо, издержки.

Однако каждый царь (генсек, президент) умирает в свое время. Что происходит с их фаворитами и приближенными после этого? Помните знаменитую картину «Меншиков в Березове» – сослали «светлейшего» с домочадцами в Тьмутаракань, где он вскоре безвременно и почил в Бозе. Что было с Бироном и прочими из истории также очень хорошо известно. Автор считает, что Щелокова новый властитель Андропов, выходец из КГБ, с новыми фаворитами и приближенными довел до самоубийства. Хотя тоненькую такую ниточку все-таки оставляет, дескать, не всё ясно со смертью Щелокова.

А за 16 лет до этой смертельной точки был раскручен настоящий детектив с его назначением на должность министра, сначала в министерство общественного порядка, затем МВД.

…Я очень хорошо помню один из московских лекторских Всесоюзных семинаров, когда перед нами выступал Щелоков. Это было самое блестящее ораторское мастерство, которое можно даже назвать искусством. Зал, там, где хотел оратор, улыбался, смеялся, вздыхал, ещё немного и человек за трибуной на сцене мог запросто, как гаммельнский крысолов, повести за собой эту немаленькую массу людей, видевших и слышавших на своем лекторском веку много и  многих, куда захочет. Блестящий пропагандист! До сих пор помню один из его афоризмов: «Лектор, как вино: чем старше, тем лучше!» Щелоков с юных лет выступал перед людьми – это были двадцатые годы. Его ораторский талант развился и приобрел своеобразную пикантность, при сохранении приверженности партийной идеологии.

После смерти Брежнева через короткое время СМИ, как по команде (конечно, по команде!), сообщили о министре-коррупционере. Якобы он отбирал лучшие картины из конфиската у теневиков для своей домашней галереи. Дескать, не гнушался дорогих подарков и подношений в командировках, был гедонистом и сибаритом в ущерб работе, собирал золото с бриллиантами. Много чего ещё пытались приписать из негатива. Когда же уголовное преследование прорисовало перед Щелоковым возможную тюремную отсидку, он покончил жизнь самоубийством, застрелился, как и его жена тоже застрелилась немногим ранее. Много чего впаривали тогда с помощью мощного пропагандистского инструментария в мозги доверчивых советских людей. А золота с бриллиантами и прочими сокровищами Али-бабы так и не нашли.

Четырехвосьмидесятистраничная биография министра все эти обвинения опровергает. «Министр-новатор», – так названа вторая часть книги. Щелоков действительно был новатором, разгребая доставшиеся ему авгиевы конюшни. Автор утверждает, и довольно убедительно доказывает, что борьба с коррупцией начиналась при Щелокове. При нем происходили ещё и массовые антимилицейские бунты, о которых ничего не писали, ходили только дикие слухи. Естественно, не говорилось о соперничестве силовых структур, хотя «дружество» обитателей этого сенпертариума в полной мере продемонстрировало самоубийство начальника Академии МВД С.М. Крылова. Считается, что спусковым крючком для ухода из жизни этого милиционера-ученого явились конкретные действия брежневского зятя Чурбанова, из которого некоторые в последние годы   пытаются вылепить «рыцаря без страха и упрека». Вообще-то и у автора щелоковской биографии язык отступает и упрощается, особенно там, где речь ведется о работе разных спецслужб, их специфических интересах: ну совсем как казенная справка «наверх» написано.

Читателю из Кузбасса, интересующемуся историей своего индустриального края, будет не безынтересно узнать о командировках Щелокова к нам, о том, как он выдвинул в Москву кузбасского милицейского начальника И.Ф. Шилова.  А еще можно заинтересоваться самым первым партийным руководителем Кемеровской области Семеном Борисовичем Задионченко, который был первым секретарем Кемеровского обкома партии с 1943 года, момента образования административно-территориальной структуры. Он ещё в Днепропетровске «засветился» в партийных выдвиженцах, в 1937 году был назначен первым секретарем обкома партии, выдвигал Щелокова на партийную работу. Хотя его настоящая фамилия была другой: Задиончик, да и отчество звучало на еврейский лад. Максим Брежнев рассказывает следующую версию: дескать Сталин представил Задиончика в новой должности Лазарю Кагановичу,  тот «деликатно заметил, что, не слишком ли много будет на Украине «руководящих» представителей еврейской национальности, и не вызовет ли это недоверия у людей». Вот Сталин и решил проблему сходу, одним, точнее двумя  росчерками пера – изменил тому и фамилию под украинца, и отчество заодно.

У нас есть другие данные по этому поводу, опубликованные в книге А.Б. Коновалова «История Кемеровской области в биографиях партийных руководителей (1943 – 1991)», где приводится версия Никиты Хрущева из его мемуаров, увидевших свет в издательстве «Вагриус».  В его воспоминаниях уже присутствует НКВД, которое Хрущев, дескать, обязан был подключить для выяснения истинной фамилии первого секретаря Днепропетровского обкома партии, так как даже подумать не мог, что Задионченко является евреем. Тот фамилию сменил сам и никому не сообщил из партийного руководства, в анкетах тоже ничего не писал по этому поводу. Скрыл! От партии утаил, как тогда говорили. Узнали-то случайно. А потом Никита Сергеевич уже Маленкову докладывал ситуацию, а кровавый Ежов, со своей стороны, утверждал, что Задионченко – поляк (в это время как раз «охотились» на представителей этой национальности). И вот Хрущев решает проблему на самом «верху», со Сталиным. Такие были времена. Впрочем, это только один штрих к большой работе проделанной Максимом Брежневым.

Где отыскать «Министра Щелокова» для чтения я не знаю. В выходных данных проставлен «Печатный Дом Илигар», г. Москва. Отпечатана же книга в Чебоксарах. Тираж не указан. О её свободной продаже я не слышал, ни в одном из городов, где бывал, не видел на полках книжных магазинов. Мне том биографии привез коллега из Москвы. В Интернете сообщения о презентациях книги «Министр Щелоков» в разных городах перед работниками милиции отыскать легко, о продаже же – ни слова.

Валерий Плющев.

 

Реформа и реформаторы МВД СССР

Книга «Реформа и реформаторы МВД СССР» собрала истории удивительных людей, на плечи которых легла серьезнейшая и ответственейшая задача по реформированию системы МВД СССР в 1960-70х годах.

Как показало время, реформа, проведённая под руководством министра внутренних дел СССР Николая Щелокова, оказалась наиболее яркой и эффективной за всю историю ведомства. Именно в те годы были заложены многие принципы, лежащие в основе каждодневной работы сегодняшних правоохранительных органов.

Реформа МВД СССР это плод совместных усилий огромного коллектива союзного министерства: от министра, его ближайшего окружения, до тех, кто понял и поддержал кардинальную обновленческую политику на периферии, во всех звеньях МВД. Эти руководители не только поняли новые масштабные задачи, но и смогли организовать свои коллективы на их выполнение, вести целенаправленную борьбу с правонарушениями, за обеспечение общественного порядка. Проявляли решительность и смелость, постоянно искали новые перспективные методы работы, заботились о личном составе.

В тот период в МВД пришла блестящая плеяда руководителей из партийной среды, центральных органов комсомола. Пришли авторитетные милицейские руководители, прошедшие все ступени службы. К практической работе были привлечены специалисты, имеющие учёные степени кандидата или доктора наук. Большинство из них, как и сам министр, были участниками Великой Отечественной войны.

Подчеркнём, что реформирование союзного МВД было активно поддержано структурами гражданского общества. Ведь во многом именно от этого зависел успех реформы.

Характерной особенностью того периода явилась широкая общенародная поддержка, высокая активность граждан в оказании посильной помощи милиции в охране общественного порядка, раскрытии, расследовании преступлений, задержании опасных преступников.

Возрождение сегодня многих институтов взаимодействия органов правопорядка с гражданским обществом, укрепление связи с населением свидетельство использования бесценного опыта тех лет.

Как и прежде, одним из приоритетных направлений в наше время является кадровое укрепление МВД. Именно кадры, их подбор и расстановка на всех уровнях становятся главным и решающим фактором среди всех прочих в новых условиях работы.

Поэтому важно помнить о людях, которые заложили основы современной деятельности органов внутренних дел, сохранять и приумножать традиции старшего поколения!

Мы как бы стоим на плечах прошлых поколений, на плечах их опыта. Необходимо собирать его по крупицам, суметь выбрать зёрна мастерства, обобщить и вывести закономерности с тем, чтобы новое поколение, овладевая этим опытом, развивало и углубляло его в новых условиях.

Пусть государство наше изменилось с тех времён, однако российские полицейские делают одно дело с советскими милиционерами, и в биографиях наших героев заключено ценное знание.

Жизненные пути этих руководителей являются прекрасным ориентиром для каждого, кто готов посвятить свою жизнь служению Родине.